Главная

Автор: Надежда Оленёва, Пермь
Дата публикации: (16.09.2022)
Фотографии

Хан-Тенгри 2022

Третий день на равнине (если считать Пятигорск равниной), небольшой отдых от гор, а значит есть время рассказать про экспедицию, пожалуй, самую насыщенную и сложную в моей жизни

Но начну не с начала. Начало в рассказе оставлю на потом, это была вишенка на торте, хоть и слопали мы её в первую очередь.
Хан-Тенгри
Хан дался мне достаточно легко. Не считая дикой одышки даже на дюльферах, ходьбы в стиле слоу моушн, когда ты просто поражаешься почему твоё тело не в состоянии двигаться быстрее, пульса за 100 лежа ночью в палатке и почти полного отсутствия сна в течение 3х дней выше первого лагеря, всё остальное было хорошо

На Южный Иныльчек мы прилетели из Кокшал-тоо акклиматизированные до 5800, поэтому была возможность пойти до вершины сразу за один выход. Также из-за имеющейся акклиматизации мы решили идти за один день из первого лагеря 4200 до третьего 5800, к тому же расстояния там не большие. Дальше по плану была ночёвка на 6400, она была нужна Саше с Ратмиром для акклиматизации перед выходом на Топографов, а я решила остаться с ними за компанию, к тому же палатка была одна и спальников два на троих. Четвёртым с нами пошёл Серега - супер прокаченный трейлраннер из Москвы, но, как и я, без опыта высотных восхождений.

Самое опасное место на классическом маршруте с юга - бутылка - это узкий проход между стеной пика Чапаева и бастионом Южной стены Хан-Тенгри. Высоко вверху на Чапаева висят огромные сераки и периодически они обрываются и падают вниз. Происходит это не часто, раз в несколько лет, но никто не может предугадать, когда это случится. Наименьшая вероятность обвалов ночью, когда температура низкая, поэтому и бутылку все стараются проходить ночью.

Мы вышли из базового лагеря в 3 часа дня, чтобы к вечеру дойти до первого у начала подъема к бутылке. На следующее утро мы стартанули в 3, и в 6 часов с рассветом прошли бутылку. В 8 были во втором лагере на 5300, немного передохнули и пошли в третий на 5800. Он находится на краю берга, мест под палатки там не много и их постоянно заваливает снегом. Пришли уставшие, на грани акклимухи, сидели часа полтора прежде чем начать копать и ставить свои палатки.

Такая высота — новый для меня опыт в альпинистской практике. Я очень хорошо знаю возможности своего организма на восхождении, знаю на что и сколько мне требуется сил и времени. Высота внесла новую сложность. И главной целью для себя в этом году на высоте я ставила понять, как мой организм будет вести себя с учётом этих новых условий. Порой лёжа вечером в палатке с пульсом за 100, мне казалось что я чем то заболела, а моё сердце не выдерживает нагрузки, но каждый раз убеждала себя, что это нормально, адаптация идёт .

Вечером скорректировали план на завтра. Серёга решил, что не хочет ночевать на 6400. Поэтому мы договорились что выходим пораньше и идём до вершины, а на спуске я остаюсь ночевать с Сашей и Ратмиром в четвёртом лагере, а Серёга спускается в третий. Парни сразу сказали, что на вершину время и силы тратить не хотят, выйдут попозже переночуют на 6400 и спустятся. Так и сделали. Мы с Серёгой вышли в 2 ночи, а Ратмир с Сашей в 5 утра.

Утром был сильный ветер, шли не быстро. К 7 утра были на 6400. Серёга не очень хорошо себя чувствовал, не хватало акклиматизации. Прошли ещё 3 верёвки и мой напарник сказал, что дальше не сможет пойти, скорость была медленной. Мы спустились обратно на 6400. К этому времени туда как раз подошли Саша с Ратмиром. После некоторых раздумий решили что я останусь ночевать с парнями, а Серёга будет спускаться на 5800. Он отдохнул, поел перед спуском и к часу дня уже был в третьем лагере. Утром парни планировали спускаться в базовый, а я решила, что попробую пойти на штурм даже одна.

Оставшийся день мы с парнями провели, как обычно, тесно прижимаясь друг к другу в нашей маленькой, но уже такой родной Сивере, досматривая третий сезон "Очень странных событий".

На вечерней связи Серёга сказал, что вполне отдохнул, акклимухи должно быть стало больше и на следующую ночь он снова предпримет попытку штурма. Договорились, что утром я жду его в третьем и мы вместе идём дальше.

Парни стартанули вниз часа в 4 утра, оставив меня ворочаться одну в холодной палатке. В 6 я встала, попила чай, самочувствие было хорошим, хотя ночью я почти не спала. Я очень плохо сплю выше 5 тыс, это ещё одна сложность, а без сна организм почти не восстанавливается, даже усталость в мышцах не проходит. По рации Серёга сказал, что подниматься ему ещё час минимум, так и вышло, к палатке он поднялся в 7 с небольшим. Самочувствие у него было так себе. Попили чай и в 8 начали жумарить в сторону вершины. Но уже через две верёвки Серёга понял, что вверх идти не может. Он сказал, что спустится до моей палатки и будет там, а я пошла наверх.
На 10-часовой связи сообщила, что иду на вершину. Дмитрий Михайлович с недоумением спросил "ты что одна там лазаешь? ", я ответила, что верёвки есть - не заблужусь.

Ещё при выходе из вертолёта мы встретились с Витей Ковалем, он был в команде, готовящей маршрут в этом году. Витя сказал, что верёвки провесил до самой вершины. Я была уверенна, что с перил никуда не денусь, и если сил не хватит, смогу спуститься вниз. Я шла не быстро. Большую часть пути просто лезла, вщелкнувшись на скользящий, на стеночках жумарила. После выхода на снежное ребро на 6800 стало совсем тяжело. Делала несколько вдохов на каждый шаг. На предвершинных полях встретила ребят из Монголии, они спускались.

У меня всегда был стереотип об очередях на перилах на Хане, слухи о том что в них можно простоять несколько часов были как кошмар. Но мне в этом плане очень повезло В день восхождения на горе нас было только трое. Монголы пожелали мне удачи и поехали вниз, а я делала шаг за шагом очень медленно, но ни сколько не сомневаясь, что я дойду.

Около вершинной треноги я посмотрела на часы, было 13:15. Я сделала несколько себях, сняла короткое видео (первое за этот день!) и также медленно пошла обратно.
Всего несколько минут на 7000, но эта "магическая" цифра достигнута. Даже сейчас, побывав на Хане и Ленина, я не понимаю, почему для некоторых альпинистов так важна высота в 5, 7 или 8 тыс., ведь сложность горы не определяется её высотой в чистом виде.

Спустилась до 6400. Серёга был там и сказал, что если я оставлю ему палатку, то он попробует пойти на штурм завтра с мурманчанами, которые к тому времени тоже уже поставили здесь лагерь. На том и остановились, я спускаюсь на 5800 и ночую в палатке Серёги, а он потом спустит мою Сиверу.

К 16 я спустилась до конца перил на 6100. На плече встретила Антона, он с командой пришёл с севера и они планировали штурм на следующий день. Антон напоил меня чаем с конфетам и я пошла дальше, еле передвигая ноги в глубоком снегу. К 17ти спустилась в третий лагерь, а на следующую ночь в компании американцев - в базовый.

В 8 утра мы уже пили с Сашей кофе, и было так легко дышать, и пульс наконец то упал до 60.

Это ещё не конец

При поддержке:

  • SIVERA Technical Outdoor Gear
  • SCARPA
  • Эталон - дистрибьютор PETZL в России

  • Читайте на Mountain.RU:

    По версии Mountain.RU
    Прорыв года 2021

    Подготовка к техническим восхождениям с Надеждой Оленёвой и Ратмиром Мухаметзяновым

    Итоги экспедиции. Западный Кокшаал-Тоо, первопроход на пик Королёва (5816м)

    Первопроход на п.Королёва. Есть вершина

    Пик Острый 4818

    Швейцарские каникулы — это 3 четырехтысячника за 4 дня!

    Мейнстрим сезона — маршрут Олега Хвостенко на пик Звездный, 6а к. т.

    Таинственный пик 4818

    copyright Mountain.Ru 1999-2022