Главная

Автор: Юрий Киселёв, Тверь
Дата публикации: (08.09.2021)
Фотографии

Иранские и индоиранские термины и элементы в топонимии Западного Кавказа
«Ключ к пониманию топонимии любого района, почти всегда лежит за его пределами. Топонимы красноречиво свидетельствуют о языке тех, кто их дал» - известный топонимист В.А. Никонов.

В горных походах по Северному Кавказу путешественник сталкивается с названиями географических объектов: рек, ущелий, перевалов, гор, селений. Рано или поздно возникает интерес к тому, что же означают эти непонятные названия. Значительная часть этих названий часто непонятна и местному населению, краеведы, местные филологи и интернет-сайты обычно объясняют смысл топонимов на основе легенд, фольклора и случайного созвучия слов с языком ныне живущего населения, часто наделяя топонимы смыслом, ничего общего не имеющим с древним исходным значением, лишь изредка сохраняется прежний смысл топонимов.

До эпохи письменности и картографии ориентирование в безлюдных горах представляло проблему, узнавание объекта на местности происходило по устному названию места, наименование которого кратко и емко указывало на один - два заметных и отличительных признака объекта и окружающей местности. Наиболее устойчивые во времени названия имеют реки (гидронимы), а также некоторые урочища и заметные горы, расположенные рядом со старинными коммуникациями, вблизи исторических мест жительства и важные в жизнеобеспечении и хозяйствовании людей. Названия селений часто происходило от названия рек и от геоморфологической оценки места поселения отображая пространство и рельеф с учетом свойств объекта и его степени значимости для людей. Иногда топоним обозначая локальный объект может расширять свое значение, либо происходит перенос названия на соседние объекты, обычно название реки переноситься на назв. ущелья, но бывает и наоборот, назв. реки часто переноситься на назв. селения. Топонимы появлялись по мере освоения человеком гор, в виде «топонимических коридоров», соответствующих древним вьючным тропам, перевалам и удобными для оседания долинам и котловинам.

Совокупность топонимов создавала нечто словесной географии с функциями ориентира и оценки местности. Многие названия возникли в древности и принадлежат языкам, которые на данных территориях давно исчезли, поэтому топонимы, подобно археологическим и архитектурным памятникам, являются объектом культурного наследия. Нередко историческим топонимам новое население придает новое толкование, первичные топонимы подстраиваясь под фонетику нового языка в разной степени могут деформироваться, но могут оставаться почти неизменными. Новое население и новые власти иногда стремятся уничтожить исторические топонимы присваивая им безликие имена-новоделы. Следует учитывать, что численность населения 500, 1000, 2000 лет назад была существенно ниже нынешней и горные ущелья в отсутствии дорог были весьма труднодоступны.

Наблюдательный путешественник, прошедший горы С. Кавказа, так и горы Средней Азии, отмечает множество схожих топонимов или составляющих их формантов (словообразующих элеменов), то же наблюдается и в различных регионах С. Кавказа с населением совершенно разных языковых групп. Речь идет о топонимах древнейшего иранского и индоиранского слоя, которых немало сохранилось в горах Кавказа, так и Ср.Азии. Иранские народы рано создали свою государственность, это Мидия, Парфия, Персия, Бактрия, севернее в степях обитали полукочевые иранские народы: скифы, сарматы, саки, хотанцы, тохарцы и др.- их ареал простирался от Дуная и Крыма до р.Тобол и далее до Енисея, а также до р.Тарим (запад совр. Китая) и гор Памира и Гиндукуша.

Территория расселения иранцев (скифы, сарматы, аланы) в горах С. Кавказа археологически установлена и определяется регионом между р. Б. Лаба на Западе и до р. Аргуна и Сулака на Востоке. Археологически памятники горной и предгорной полосы Западного Кавказа делятся на бронзовый век (3-2 тыс. до н.э.), период Кобанской культуры (12- 4 в. до н.э.), на который наслаивается позднекобанский-скифский период (7-4 в. до н.э.), затем сарматское время (3 в. до н.э. -4 в н.э.), который сменяется алано-иранским периодом 4- 13 в н.э. (Ковалевская, 83). В горные ущелья иранцы (сарматы) проникают начиная с середины 1 тыс. до н.э., активность освоения низкогорий возрастает с 2 века н.э. но особенно широкое продвижение иранцев (алан) в горные ущелья зафиксировано с 4-5 века после нашествия гунов на восток Европы. Под влияние Византии и развития торговых путей через горные перевалы в обход южных стран, в аланских горных обществах к 9-10 вв. формируется ранняя государственность на основе Византийской христианской культуры. До 4 века н.э. влияние сармато-алан распостранялось от Крыма и Дона до южного Урала и Аральского моря на востоке и до гор Кавказа на юге. В степях к северу от Кавказа ареал алан-иранцев после 5 века начинает постепенно сужаются, в 11-13 вв. территория алан на Западном Кавказе от Лабы до Эльбруса ограничивается с севера трудно проходимыми речными теснинами и горнолесными джунглями. Монгольское нашествие 13 века, походы Тамерлана 1390-х гг. и крушение Византии в 15 в. привело к упадку аланских обществ, торговые пути через перевалы прекращают действовать, аланский город на Зеленчуке (совр. Нижний Архыз) постепенно приходит в запустение.

Потомком аланского (сармато-аланского) языка на С. Кавказе является язык осетинский, особенно его архаичный дигорский диалект. К аланскому яз. были наиболее близки были языки-ровесники: хорезмийский и согдийский, потомок согдийского - ягнобский сохранился в труднодоступном ущ. р. Ягноб в Таджикистане, а степной хорезмийский изчез. К осетинскому языку также близки потомки бактрийского и сако-хотанского яз. - памирские (ваханский, язгулемский и др.) и язык пушто (восточно-иран. группа яз.-в). Другие иранские языки (персидский, таджикский, курдский и др.) родственны, но более далеки от осетинского. До 16 века в Венгрии сохранялся ясский яз., а в горном Крыму сармато-аланский, которые имеют множество схождений с осет. яз. (Клейн, Трубачев, Шапошников и др.).

Древние иранские языки отложились в многочисленных топонимах на просторах Евразии в местах древнего расселения иранцев и у их соседей. Народы, носители этих языков оставили после себя характерные могильники, «зверинный стиль» в искусстве, особый тип городищ и заимствования в языке, культуре и в традициях народов (в т.ч. тюрских), где в прошлом обитали иранские народы, в частности проникновение такого элемента иранской культуры в традиции неиранских народов, как праздник весеннего солнцеворота Наурыз «новый день».

Особое место на Зап. Кавказе имеют изчезнувшие синдо-меотские языки, которые лингвинисты относят к индо-ирано-дардо-кафирской группе индоевропейской семьи (им близки совр. яз. Индии и Пакистана). Их следы обнаружены в топонимии Крыма и в прилегающих областях Причерномория включая Кавказ (Трубачев, 66-74 Шапошников, дисс., 202, 221-225). Черкеские племена, по мнению ряда лингвинистов, появляются на Западном Кавказе на рубеже новой эры. Также давно замечена связь и зависимость Кобанской культуры и Меотской археолог. культуры с комплексами Иранского Нагорья, где могут быть скрыты истоки сев.-кавказских культур бронзового-железного веков (Шапошников, 221- 226 и отсылки, здесь также о древнейшем влиянии индоиранских наречий на абхазский и грузинский языки). С 14-15 века на северные склоны Кавказа через перевалы начинают переселяться абазины, первые же появления абазин в ущельях С.Кавказа археологически фиксируются в 6-10 веках (Гоначхир, Амгата и др.). Переселение абазин в 14 веке примерно совпадает с миграцией кабардинцев на восток в 14-15 веках (Алексеева Е.П., 1980). Абазины хорошо знали все ущелья и перевалы на пространстве от Лабы до р.Теберда, были первыми проводниками и информаторами по этим ущелья (Торнау Ф. 1835г, Петрусевич Н. 1970, и др.). В глубине гор находился Карачай, его границы на 1800-1860-е гг. приводит Петрусевич Н.Г.: «Съ одной стороны – главный хребет, с др. р. Худесъ, отъ верховьев до впадения въ Кубань, а съ третьей – водораздел между Тебердой и Даутом, до того места, где этот водораздел упирается въ Кубань. Все остальное пространство за этими границами принадлежала др. народам, Цебельдинцы- единственное племя, съ кем карачаевцы жили всегда в ладу. Со всеми же остальными племенами они постоянно во вражде. Поэтому, карачаевцам оставалось только сидетьвъ недрахъ своих гор и защищать свои семейства за естественными укреплениями, созданными для них самой природой…» (Петрусевич, с.46-47 (с.367-368).

В 1860-63 г. абазинам было предложено переселиться из приграничной незащищеной Причерноморской горной полосы на целинные земли близлежащей плоскости, часть абазин переселилась на плоскость, другая часть эмигрировала. Царская администрация на опустевших землях Тебердинского ущ. и в ущ. Мара поселяет спокойных карачаевцев из Карачая (Хурзук, Учкулан) образуя Новый Карачай (1868 г.- аул Теберда, 1870 г. - аул Сенты и Каменный мост, 1875г.- аул Мара, 1883 г.- аул Джегута). Советская власть в 1922-26 г. образует Карачаевскую, затем Карач.-Черкесс. авт. обл., дополнительно передает горской автономии казенные земли - ущелья Аксаут, Б. Зеленчук, и значительную часть долины р. Кубань ниже Каменного Моста и вдобавок передает земли казачьей кордонной линии, вместе со станицами.

Появление горских татар (карачаевцев и балкарцев) в горах Кавказа связывают с нашествия Тамерлана 1390-х годов. Однако кочевья кипчаков-половцев в северных степных плоскогориях бассейна р. Малки, фиксировались и в период нашествия монголо- татар в 13 веке. Если обратиться к карачаевским и балкарским преданиям (записаны Далгатом, Карауловым, Лавровым, Ковалевским, Сысоевым, Дъячковым-Тарасовым и др.), то все предания, при наличии ряда противоречий, сводяться к тому, что: 1) Предки карачаевцев и балкарцев это кочевые тюрки-кипчаки, переселились они в горы Кавказа из области степных Маджар (восток Ставрополья), отделившись от кочевых (монголоидных) кипчаков, прямые потомки последних- ногайцы первоначально мигранты поселились на степных нагорьях бассейна р. Малки,- отсюда самоназвание балкарцев малкар. 2) Выселение из степей части кипчаков произошло в Золотоордынский период в 14 веке, примерно совпадая с миграцией кабардинцев с запада в современную Кабарду. 3) С плоскогорий Малки кочевые тюрки-кипчаки мигрировали через ущ. Баксан в ущ. Чегем, Безенги и Черек. 4) Пришедшие в горные ущелья кипчаки-монголоиды завоевали и ассимилировали, либо вытеснили аборигенное оседлое алано-иранское население исповедовавшее христианство (свидетельства чему многочисленные руины христианских церквей, оросительные каналы, собранные кучи камней, характерные могильники, христианская и иранская топонимия). 5) карачаевцы, в свою очередь, являются народом, отделившимся от общей массы горских тюрок (балкарцев) и перешедших в Хурзук на исток Кубани из ущ. Баксана в 1640-х гг., либо во второй половине 16 века, под давлением кабардинцев владевших ущ. Баксан. В целом данные предания подтверждаются и другими источниками.

Осторожно нужно относиться к преданиям, которые указывают родину карачаевцев в Крыму, в Турции, откуда они в период крымских набегов (16-17 века) через море, или вдоль побережья (убыхи и шапсуги вряд ли кого пропустили бы живыми, или не продав в рабство) или по степным предгорьям переселяются на Баксан, при этом упоминаются Майкоп, Сухум, Архыз. Но никаких иных сведений и объективных данных о том, что какие-либо тюрки и тюрки-карачаевцы когда-либо обитали в названных районах, а также в ущ. Теберда (за исключение нескольких лет обитания выселенцев из Баксана во 2-й половине 18 в. в ущ. Джемагат) не существует. Сказания, как обычно и бывает, носят субъективный, желаемый, противоречивый и нередко фантастический характер. Относиться к сказаниям нужно весьма осторожно, это может быть отголоском кипчакского (ногайского), аланского (ирано-осетинского) фольклора и преданий отдельных личностей и семей, бежавших от кровной мести, от эпидемий, от набегов, разорений, бедствий и др. Предания это самые мало защищенный от манипуляций и подтасовок сведения, поэтому не является достоверным источником. Сказания записывались после 1864 г.- после выселения абазин и передачи их пустующих земель в казенную собственность. Земля на Кавказе всегда имела особую ценность, её приобретение происходило исключительно за счет завоевания или вооруженного захвата, позже за счет покупки земли или тяжб с предъявлением подложных сведений (подробнее: Гаджиев М.С., Кузнецов В.А., Чеченов И.М. История в зеркале паранауки, критика современной этноцентрической историографии С.Кавказа. М., 2006 Кузнецов В.А. Чеченов И.М. История и национальное самосознание. Вл. 2000). Впервые название «карачаевцы» встречается в отчете московского посла Ф. Елчина в 1639 г., который локализует карачаевцев в районе ущ. Баксан. Язык балкарцев и карачаевцев кипчакской группы, наиболее близок к ногайскому и западному казахскому яз., но имеют ряд схождений в лексике и фонетике с осетинским, особенно в Черекском ущ., причем эти элементы не могут объясняться заимствованиями, это наследие алано-тюрской миксации (Кузнецов). Лингвинистические, этнографические, антропологические исследования указывали на мощный алано-иранский субстрат в энтогенезе карачаевцев и балкарцев, в их языке выделялся отчетливый архаичный иранский слой. При этом антропологи обращали внимание на почти полное отсутствие какой-либо монголоидности у современных балкарцев и карачаевцев.

Важнейшими работами по языку, этнографии, археологии в Балкарии являются исследования Миллера Вс. и Ковалевского М., вот некоторые выдержки: «Башни, по кладки камней и по типической четырехугольной форме напоминаетъ совершенно башни, виденные нами въ горной Осетіи… целый рядъ названій и местныхъ преданій указываетъ на то, что татары-горцы застали въ этихъ местахъ осетинское населеніе, исповедывавшее христіанскую религію.….Осетинские местные названия тянутся по всем горам от Дигории до Эльбруса, множество речек содержать осет «дон», ущелья «ком», гроты «дорбун», въ названіяхъ для месяцевъ слышатся, какъ и у осетинъ, искаженныя имена христіанскихъ святыхъ, горцы знаютъ осетинскихъ духовъ-покровителей…. Горцы-татары, рядомъ со своимъ счетомъ, сохранили осетинскую систему счета парами…. Татары имеютъ осетинскія названія для пирога съ сыромъ или мясомъ (хычынъ -- осет. ахцынъ) … Целый ряд названий указывает на их осет происхождение- Иската, Фардукъ, Сауты, Саудонъ, Курандонъ, Ныхат, Масуг и др…. Въ отдаленныя времена пришли въ эти места предки нынешнихъ балкарцевъ, по народному преданію, изъ Маджаръ. Пришельцы стали теснить туземцевъ и приняли имя Балкаръ… въ Балкаріи также много следовъ древняго христіанства…. Рядомъ съ раннимъ христіанствомъ, у чегемцевъ, какъ и у осетинъ, еще долго существовали слившіеся съ христіанствомъ языческіе обряды… По преданиям родоначальник Балкаруковых Анфако решил выселиться съ родины и первоначально пришелъ въ Баксанское ущелье, къ верховьямъ Баксана, где въ то время жили сванеты, его сыновья перешли в Чегемское ущ. и отправившись вверхъ, они пришли въ нынешнему аулу Чегему, населенному какимъ-то новымъ для нихъ племенемъ. Туземное населеніе уже въ те времена занималось земледеліемъ по обоимъ сторонамъ реки и орошало пашни канавами… По преданію, пришельцы изъ Маджара долгое время воевали съ местнымъ населеніемъ, которое не сразу подчинилось» (Миллер Вс., Ковалевский М.,1884 Калоев, 1979, с 56,172). «На всем пространстве от Уруха до Эльбруса, до сих пор слышатьсяся названия из несколько измененных осетинских слов: дан, шаудон, курон-дон, шак-дон, хуасъ-дон, фчик, дор, стур, нихишь…, некоторые осетин. слова находяться у карачаевцев, например- дорбун, кырдыг, чарх и др.». «В кабардинских адатах перечислены зависимые горские народы: безенги-осетины, чегем-осетины, карачаевцы-осетины, т.е. кабардинцы в адатах сохранили имя осетины за новым, смешавшимся с осетинами пришлым татарским населением, несмотря на то, что язык осетин в этих местах захлох уже давно… Сванеты еще до сих пор называют Осетией страну от Эльбруса на восток, некогда заселенную осетинами» (Миллер В. Осетинские Этюды, ч.3. 1887г. гл 1, с 7-11). «Попадаются всюду и несомненные следы христианства, в форме высеченных в скалах полуразрушенных часовен и каменных крестов, нередко в полтора аршина длины… все институты гражданского и уголовного права, а также и процессуальные правила построены у татар буквально на тех самых началах, что и у осетин. Предания, записанные В. Ф. Миллером и г. Урусбиевым, постоянно упоминают о татарах, как о горсти пришельцев, случайно захвативших власть в свои руки, благодаря местным смутам, и только медленно и постепенно пополнявшейся новыми выходцами из северной плоскости» (Иванюков И. и Ковалевский М. У подошвы Эльборуса. Вестник Европы, № 1. 1886).

Заслуга Миллера В.Ф. в том, что он увязал языковые, лингвинистические данные с археологическими, с историческими сведениями и этнографическим материалом (Алексеев, 186). Аланская культура хорошо изучена, серия работ показала преемственность осетинского языка от языка древних иранцев- скифов, сарматов и алан, но связь эта не прямолинейна и не гомогенна. (Клапорт, Миллер, Ковалевский, Кулаковский, Дюземиль, Абаев, Кузнецов, и др.). Аланы-иранцы в формировании осетин вошли как этнообразующий компонент, в формирование балкарцев и карачаевцев они вошли как этнический субстрат, в формировании ингушей и чеченцев аланы, очевидно, участвовали как вторичный элемент (Кузнецов В.А., Аланы и Кавказ 2014, с. 83).

Как свидетельствует Малкондуев Х.Х. «Дигорский язык в горах Балкарии сохранялся до 18 в., о чем говорят как полевые материалы, так и документ 1743 г., в котором речь идет о языке горских татар (балкарцев): «язык у них обособливый, они же употребляют и татарский язык» (Материалы по истории Осетии. Т. I. Орджоникидзе, 1933, с. 31-34)». «Под обособливым языком имелся ввиду дигорский, который, изчез в Балкарии в конце 18 в., старики рассказывали, что их деды знали дигорский язык и могли исполнять на нем песни. По сей день появляются многочисленные публикации относительно жизни и деятельности Карчи (легендарный основоположник народа Карачай), которые обросли самыми разными домыслами, весьма далекими от исторической правды. Не имея на то никакого основания, не владея достоверными документами, группа авторов в солидном академическом издании, как бы искусственно удревняя время жизни и деятельности Карчи» (Малкондуев Х.Х. Этническая культура балкарцев и карачаевцев. 2001. с 9, 13, 22, 67, 172, 297).

Вблизи пос. Архыз в 1888 г. была обнаружена надмогильная плита с надписью в греческой графике 11 века. Ирано-язычие (дигорский диалект) этой надписи было надежно установлено в 1893г. Миллером В.Ф., что было признано всеми специалистами. Однако в 1960-70-х х гг. надпись «сумели» прочитать также по-адыгски, по-балкарски, по-чеченски, т.е. с позиций 4-х разных языковых семей! Лингвинист Згуста Л. (США) в 1987 г. опроверг дилентантские фантазии и доказал правильность алано-осетинского варианта Миллера В.С. (Подробнее в кн. Памятники Алано-осетинской письменности. Владикавказ. 2013).

Топонимика не только сплав истории, археологии, языкознания и географии, но и нередко местечковая политика, и по этой причине топонимика, особенно на Кавказе, испытывает вторжение этнократических мифов. В основе таких мифов, как показывает Шнирельман В.А., лежит политическая этнократическая подоплека. РФ, как и ранее СССР, устроена по национально- административному принципу, для легитимизации своей власти в автономии и прав на обширные территории в горах и предгорьях (которые были полученные от «Царизма» и от Советской власти) необходимо, что бы титульный народ доказывал свое коренное происхождение, или автохронность. Для обоснования своих особых прав на политическую автономию, задачей было превратить современное местное население в аборигенов. Этничность жестко связывалась с языком, поэтому следовало добиваться полной языковой преемственности между предками и потомками. Необходимо было наделить современный этнос ранней и престижной государственностью, предельно углубить время появления его на исторической сцене и расширить территорию обитания. Аргумент первопоселения очень важен для отстаивания своих территориальных прав от соседей. Рядом авторов в течении многих лет активно внедряется идея, что аланы-иранцы обладавшие богатой христианской культурой и ранней государственностью, оставившие после себя многочисленные церкви, характерные могильники, каменные строения, надмогильные надписи, и имевшие древность обитания на земле и обладавших обширными горными и предгорными территориями, изначально были вовсе не иранцами, а тюрками, но имели своеобразную культуру и европиоидный облик, утверждая неразрывную прямолинейную связь этноса, языка, культуры и генетического типа, чем ставили в тупик грамотных тюркологов (подробнее - Шнирельман В.А. Быть Аланами: интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в ХХ веке. М.2006, глава 4, и отсылки).

В топонимике КЧР и КБР достаточно давно были замечены множество терминов, которые легко опознать как осетинские (Миллер Вс. и Ковалевкий Абаев В.И. Скифо-аланские этюды с.276-290 Коков Д.Н. и Шахмурзаев С.О.,1970 г.), но это стараются не афишировать и даже иногда пытаются опровергать. В публикациях, в местных СМИ и рекламных брошурах толкование большенства топонимов происходит в основном на созвучии слов с современным языком титульного этноса или на откровенных домыслах и предположениях заинтересованных авторов, нередко обремененных учеными степенями, и при чем, без какой-либо обоснованной аргументации.

Для понимания топонимов необходимо отделять туристкие названия перевалов и гор появившиеся на картах с 1930-50-х гг. Несколько ранее, с начала 20 в. и особенно с 1920-х за пределами собственно Карачая (Хурзук-Учкуланский район) стали появляться тюрские топонимы и тюрские добавления к старым названиям, в основном описательного характера: сырт, кая, айры, баш, аман, ауз, ак, су, кара и другие, которые позже попали на туристкие и другие карты. Известный лингвинист и историк Генко А.Н. еще в начале 20 века заключил: «мы стоим перед фактом вероятного влияния на северокавказские языки, в том числе и на ингушский, каких-то иных индоевропейских и отличных от современного осетинского, иранских наречий». При толковании топонимов мы опирались помимо осет яз. на другие родственные архаичные иран. языки и на санскрит используя в основном корневые основы топонимов. Топонимы чаще состоят из двух терминов, реже из одного и из трех, наряду с обобщающим термином в названии могут употребляться детализирующий или дублирующий термин. Особенности произношение терминов можно уточнять по ссылкам. Особенно важны гидронимы, как наиболее древние и устойчивые из топонимов, к тому же вода, реки, берега, речные долины имели исключительное значение в жизни индоиранских народов. Реки и их долины, это организаторы пространства, на них основана вся система ориентаций, связей и коммуникаций в горном ландшафте. Для воды и реки имелся целый ряд терминов определяющих характер состояния воды и характер ее течения, часто в значениях: быстрая, стремительная, бурная и др. Часто для гидронимов использовались слова с первичным значением движения вообще: идти, ходить, бежать, что соотносилось и с движением (течением) воды в горных реках. Горы, важные в ориентации и заметные в рельефе, обозначались словами с параллельным значением: высота, камень, скала, лес, огромный, выпуклость, горб, исток воды, а иногда речные названия посредством назв. ледников и истоков рек переносились и на названия снежно-ледовых хребтов гор. Высокие горы представлялись как «достигающая неба каменная громада, вершина которой скрывается в тучах» (Гамкрелидзе и Иванов, 670). Разнообразие названий рек и гор также можно объяснить разными возрастными слоями и диалектными различиями. Нередко для обозначения форм рельефа использовались слова обозначающие части тела человека и их деятельность, например - голова, лоб, горло, глотать, пить, идти, бежать и др.

Стоит отметить, что такие топоформанты как: тал, сал, гар, кан, нар, нур, сар, чар, присутствуют в топонимии Казахстана, как древнейший дотюрский слой (а это в т.ч. индоиранский языковый слой 1-го тыс. до н.э.- первых веков н.э.). Было признано, что у этих формантов нет выраженных типологических черт, характерных для тюрских яз. (Койчубаев, с.5, 7). В работах Дульзона А.П. по топонимии южной Сибири, было установлено наличие инд.-европ. пласта топонимов содержащих форманты: об, дон, кем, дара, ир, теке (така), чага (цака) (Гриценко К.Ф. Вопросы ономастики 1974, №7, с 26). Было показано наличие иранских реликтов в гидронимии Урала (Матвеев,137), доказано наличие индоиранских терминов в топонимии Крыма и всего Причерномория (Трубачев О. Н., Шапошников А.К.), доказано наличие мощного иранского пласта в топонимах Башкирии (Бухарова Г.Х. и др.). Немало индоиранских топонимов сохранилось в Закавказье, в Казахстане, Туркмении, Киргизии, Синьцзяне (Китай) и особенно в Узбекистане.

Следует учитывать установленный факт того, что даже наиболее древние тюркские языковые памятники начиная с 8-10 веков, содержат множество лексических, фонетических, морфологических заимствований из согдийского и среднеперсидского яз. Это восточно-иранские влияние (языки, культура, письменность), еще на территории Кашгариии и в период первых тюрских каганатов оказало огромное влияние на формируемую тюрскую общность., о чем имеется немало научных исследований. Подобные связи отражены в словаре Махмуда Аль-Кашгари (составная часть древнетюрского словаря) где немало заимствований из согдийского, сако-хотанского, тохарского яз. и из санскрита, например канд (город), диз (крепость), чатир (шатер), чат (колодец) и др. (Чочиев и отсылки). При осмыслении значений топонима, рекомендуется пользоваться подробными (500м и 1 км в 1 см) военно-топографическими картами, изданными в 19-20 веках. Необходимо учитывать подвижность гласных звуков и нередкие переходы согласных, как например Б-П (об-оп), К-Г (баг-бак, ган-кан), С-Ш (сау-шау) и др. На предмет иранского (индоиранского) происхождения и объяснения рассмотрены лишь часть топонимов, микротопонимы почти не рассматривались.

1. АБИШИРА-АХУБА - хребет. Слово Ахуба возводим к абаз.-адыг. Ахоа (ахва) «хребет, гора, возвышенность». В санскрите и вост.-иран. яз-х ab «вода, река, поток», варианты – ар, оb, av (ЭСИЯ,1,311-312 Кочергина, 50,94 Эдельман, 1975г, с.45). Элемент Шира связываем с санскритом sar «течь, струиться, бежать», sara- «жидкий, текучий», sira «поток, река», или jira «быстрое движение», Jiri «льющаяся вода», jhari «река поток водопад» (Кочергина, 224, 228, 710-711,732). Элемент Об(аб) широко распостране в Тадж.: р. Обигарм, р. ВарзОб, р. Дуоба, р. Обишир. Обишор буквально «вода, текущая, струящаяся», «водопад, порог, изобилующие водой место», «мутная вода», Шаршара, Шарра «водопад, порог», шир «молоко» (Розова,73,113-115). В нашем случае Абишира могли изначально называться речки со склонов хребта, особенно северных, где немало озер оставшихся от ледников. Соответствие: полуостров Апшерон, Зардаб, Сираб в Азербайджане в Абхазии р. Юпшара (op+ jiri, или op+ sara) "вода льющаяся, струящаяся".

2. АБСАЛАНЫ-КИШЛАК - речка, приток р. Мара. Аб, ab «вода, река, поток». Элем. Сал тождественен санскриту salila «текущий, поток, вода» (ЭСИЯ, 3, 369 Кочергина, 710,715 Трубачев, 85). В топонимах элемент Сал обозначает: сток воды, поток, реку, дождевой ручей, причем водосток часто неустойчивый и не постоянный. Абсалан означает: «вода быстро текущая, русло стекания воды». Кишлак от тюрк. Кыш «зима, зимовка», в карачаевском къышлакъ «зимнее стойбище, зимовье» къышлык «пастбище, покос», в Узбекистане Кишлак - поселение осевших и занявшихся земледелием кочевников-тюрок. СМ Салынган.

3. АГУР - приток р. Кяфар (р. Кяфар-Агур). Также р. АГУР в ущ. Теберда. Гидроним связываем с авест. и др.-инд. gar, gara «глотать, пожирать горло, глотка, жерло» производные: avagara- «заглатывать», nigari «проглотил» и др. (ЭСИЯ, 3, 156-159) и/или с корнем gar «увлажнять (ся), наполнять (ся) жидкостью», корень нередок в названиях рек (ЭСИЯ, 3,152, 154-155). В санскрите gar «брызгать, глотать, выплескивать, изрыгать», gara «питье, напиток», ghar «мочить, кропить» (Кочергина, 189). Соответствия: р. Агура в Сочи, р. Агури-пста, Агури-бза и р. Грибза в Абхазии Гирло «узкая протока, рукав реки» в устьях р. Дунай в Молдове р. ЧуГур в Крыму - р. СалГир, р. АнГара, пролив ЧонГар река Горынь, приток Днестра р. Айгир в Башкирии в Афганистане р. Логар и р. Алингар. СМ. Ацгара, Гаралы.

4. АДЖАРА Бол. и Мал. - реки в ущ. Дамхурц. Название тождественно санскриту: jara «быстрое движение», Jiri «льющаяся вода», Jhari «водапад, река, поток» (Кочергина, 224,228). Название горы Аджара в ГКХ от гидронимов.

5. АМАНМХЫТ (АманХит) - теснина на Кубани ниже устья р.Индыш, в основе осет. термин Хит «ходить, бродить, кочевать», и тюрк. позднее добавление аман «плохой, негативный». Перевод АманХит: «плохой, опасный, трудный проход». СМ. Хутый.

6. АРХЫЗ - поселок созданный в 1923 г. в урочище «Старое жилище». Назван по имени ущелья реки Архыз находящейся в 5-6 километрах выше по р. Зеленчук, которое в источниках 19 века именовалось в произношении Иркыз (Иркис). Предложено было несколько

объяснения топониму Архыз, о некоторых из них позже.

В топониме Архыз мы выделяем составные части ar и hiz. Первую часть связываем с др.-иран. глагольной приставкой ar «двигаться, приводить в движение, достигать», причем «аг» показывает движения вниз и нахождение внизу (ЭСИЯ, 188, 196 ЭСВЯ, 84 Шапошкиков 404). Иранский корень hiz, haiz тождественен осетинскому xiz, xaiz (xizyn/xezun), в диалектах также kaiz, kiz, gaiz, giz, haz, xaz. Имеет два значения: №1 это глагол со значением «передвигаться вертикально», чаще «подниматься», реже- «опускаться», в зависимости от доп. элементов и контекста: подниматься, взбираться, всходить, переходить, спускаться, и др., например в осет. хizagur (хызгора) «поиски пастбища», baxizyn «войти, вступить», axizyn «перейти», nyxxizyn «спуститься» (от говорящего), аерхизун (архиз) «спускаться, место спуска» (к говорящему), и др.

Значения №2: «пасти, присматривать, оберегать, стеречь, заботиться, сохранять, ждать». В осет.: xiz «пастьба, пастбище», xizaen/xeznae «пастбище». К осет. примыкает чеч.-инг. xeza «смотреть, ждать» (ЭСИЯ 3, 332-338 ИЭСОЯ, т.4, 206-208 ДРС, 585 Цагаева,146 ЭСВЯ, 177).

В осетин. и дигор. словарях: аерхизаен (архиз) «место спуска», аерхизын «слезть, сойти, спуститься, перевалить», хиз «пастбище», хизаен «пастбище, место перехода», хизын- «перевалить, пасти, беречь», хизаендон, хизаенуат «выгон, пастбище», хохы хизаен «горный проход», ахизаен «проход», бахизын «влезть, пролезть, перелезть, перейти сберечь оградить, защитить» (ДРС 131,403,585 ОРС).

Первичная локация терминов «архыз», это места пастьбы на солнечных склонах хр. Абишира-Ахуба, со спусками по луговым лощинам к реке, здесь можно пасти скот в течение более длительного периода и даже оставлять на зимовку (Петрусевич Н. 1870 г.). Совокупность архызов (спусков, мест пастьбы) на склонах вызвало расширение понятия «архыз» на всю долину, а позже и реку (ранее р. Речепста).

В соседних с ущ. р. Архыз местах наблюдаем скопление топонимов с корнем хiz (xaiz, kaiz, kiz): г. ХызЧерЦахро, нагорье и р. Хызгора, ущ. р. Хызынчик (верх р. Кяфар) и гора Хызынчик (г. Чилик 1-й), ущ. Хыздыш (с 1926 г. р. Кизгич), ур. БаХызых (в ущ. Кува) ур. Хизен в верх. правого притока р. Дукка, ур. Казен (хiz, xaiz, kaiz) в долине р. Чилик восточнее г. Чилик 2-й (карта Кубан. обл. 1902г) ур. АцХаз в верх. Урупа на картах 1877, 1926, 1940 гг. хр. Ахызырта в ущ.М.Лабы (ахыз «перейти» + рта «место, косогор, крутое место» в абазин. (Ионова, 11, 116). В Осетии: ущ. р. Хызнидон, р. Хаздан, луг Хизала, Архизаен (Архиз) «место спуска у перевала» Архизаен «место перехода», «пастбище у перевала» Хизаен стаен «пастбищное стойбище» (Цагаева, 197, 210, 345, 365). Стоит отметить, что термин Хыз фигурирует в осетинском нартовском эпосе, где упоминается, равнина Хыз, перевал Хызен, крепость Хыз, которые локализуют в Архызском районе (Кузнецов В.А. Нартский эпос и нек-е вопросы истории осет. народа. 1990, с 82-94).

На многих картах вдоль р. Пшиш можно увидеть надпись: «долина Иркис», это ошибочная локализации местности Архыза еще на карте 1877г., на ошибку

указывал Динник Н.Я. (Верховье Большого Зеленчука и хребет Абишира-Ахуба, 1899г), но исправлять ошибку до сих пор не собираются. На дне этой долине есть пастбища, но на крутые и не удобные для пастьбы горные склоны подъемов-спусков почти нет.

Необходимо отделять созвучные осет.-дигорские слова: xизин «cумка, котомка» хазна-«сокровище, богатство» хизае- «платок, тюль» араех «ложбина, лощина, овраг» архае – «укрепление».

Некоторые авторы объясняют Архыз на основе словосочетания Ырхы ыз, по карачаевски «след селя», но такое объяснение мало обосновано. В карач. Ырхы «поток, ручей, струя», в балкар. Ырхы «наводнение», Ыз «промоина, след» (КБРС, 759) т.е. Ырхы Ыз буквально «след промоины, промоина высохшего ручья», а откуда взялся перевод- сель?, это явление несколько иного порядка. В ущ. реки Архыз как первичном носителе топонима, нет отличительных условий образования селей и нет следов былых селей, склоны умеренной крутизны, рельеф давно сформирован и покрыт обильной растительностью, препятствующей эрозии. В истоках р. Архыз отсутствуют ледники и крупные озера, рельеф долины сглаженный и живописный, расчленение рельефа ниже чем во многих других местах и доминирующих промоин, оврагов, которые бы могли определять название долины не наблюдаем. То же самое можно сказать и об обширной котловине уроч. Старое жилище, где в 1922 г. Советская власть поселила карачаевцев из Учкулана и присвоила аулу имя Архыз. Если речь идет о лавинах, то это явление другого порядка, они оставляют следы в виде поваленных деревьев и разрушения легких построек опрометчиво построенных под конусами выносов.

Толкование Архыза на основании Ырхы (арх, рхи) основания имеет очень зыбкие. Подробнее о географ. термине Арх/ырхы/рхи в разборе топонима РХИ.

В путеводителях предлагался перевод Архыз на осетин. основе арах хиз - «обильное пастбище», в осет. яз. арах «часто, много, изобилие» (ДРС,29,32 ЭСОЯ, 1, 59), но термин Арах употребим лишь в бытовой среде, хорошие пастбища называют совсем по другому: хъаздыг хизан «богатое пастбище», так что вариант осмысления на этой основе обоснован лишь по форманту «хиз». Встречается толкование Архыз на основе карачаевских слов ариу и кыз «красивая девушка». По свидетельству Воронцов-Вельяминов Б.А. (Путешествие в Архыз. Гл. 1.2), это было придумано в 1950-е. гг., тогда появилась программа строительства профсоюзных туристко-экскурсионных баз и найдя подходящие слова тогдашние маркетологи предложили такой рекламный ход, для горцев же подобные комплименты оскорбительны, если где и встречается в микротопонимах слово «девушка», то только по отношению к конкретному объекту и типа: «девичьи слезы, девичья пропасть, водопад девичьи косы» и т.п.
СМ. Рхи, Хызынчик, Хыздыш (кизгич), Хызгора, Хызчерцахра, Хасаука, Хасаут (Аксаут).

7. АЦГАРА - приток р. Уруп. Также в Абхазии р. Ацгара (Чхалта). Связываем гидроним с авест. и др.-инд. корнем gar, gara «глотать, горло, глотка пожирать» (ЭСИЯ, 3, 156-159) и/или с корнем gar «увлажнять (ся), наполнять (ся) жидкостью» (ЭСИЯ, 3,152, 154-155). Вероятен также перевод на основе: zgar, gzar, ksar «течь, струиться, литься» (ЭСИЯ, 3, 295-297). СМ. Агур. Можно выделить элем. Ац и связать с др.-инд. аcu «быстрый», аcuya «быстро» (Кочергина, 103), при этом толкуем Ацгара: «быстрое поглощение (воды) и наполнение (реки)», «быстро текущая». Вероятное соответствие: Ача-дара в Абхазии, Ачи-псте в Кр.Поляне (Сочи), р.Аце-тука (Абхазия).

8. БАДУК - приток р. Теберда, в ущ. несколько живописных карово-ложбинных озер. Выделяем элементы Ба и Дук, первый связываем с праиран. bau, вu «возрастать, увеличиваться, развиваться» (ЭСИЯ, 2, 128). Термин Дукъ (duq) в дигорск. «ямка, лунка в детской игре» (ДРС, 253), в ягноб. Дук «яма, дыра, разрез» (Андреев, 249). Осетинское duq связано c zyqq (зук) «углубление, впадина», топоним ХурЗук «каменистая впадина» (ИЭСОЯ, 1, 376,406). В топонимии Ирана сходные Дек, Дак «впадина» (Савина, 67). Толкование Бадук: «долина с озерными котловинами (ямы, впадины)». Не исключено, что в основе топонима общеиранское bad- «копать, рыть колоть» (ЭСИЯ, 2, 43) или осет. badun «сидеть, оседать, пребывать» (ЭСОЯ,1,230-231). СМ. ДУККА.

9. БАРАНАХА - гора 1703 м в Скалистом хр. сев.-вост. ст. Преградная. Элемент Бар можно связать с общеиран. barz «высокий», «берег», с утратой «z», по аналогии с пушту bar «верхний, возвышаться» (ПРС, 114) и курдским bar «берег, грудь (передняя сторона) или bar/bard «камень, утес, скала» (ЭСКЯ, 117-118), в топонимах Тадж. bar «на, над берег верх склон горы» (Бардара, Барозгох). Возможна связь с иран. bar «обрезать, колоть, откалывать (ся)» (ЭСИЯ,2, 108-111) - о эрозии горы.
Вторую часть Наха связываем с осет. Ных «лоб, наружная сторона, ноготь, коготь» (ОРС, 236). Наш перевод Бараниха: «возвышающийся и выступающий (как лоб, грудь) утес-скала» и можно добавить «подверженный раскалыванию, осыпанию». СМ. Ныхытбаши.

10. БГАЗЫРТЫ - ДИППУР – гора севернее Хурзука. Элемент Диппур от дигорского Туппур «бугор, холм, курган, вздутый, выпуклый» (ДРС, 490, ЭСОЯ 3, 340-341). Бгазырты разделяем на корни Бга и Зыр. Бга связываем с осет. buk «сгорбленый» (ЭСОЯ, 1, 269) в памир. яз.-х buq «бугор, холм, горб, выпуклость» (ЭСВЯ, 104), в пушту bok «горб (верблюда), возвышение, выпуклость» (ПРС, 134), восходит к иран. baug, bug «гнуть, сгибать», «изгиб, выпуклость, округлость, бугор» (ЭСИЯ, 2, 147-148), и и.-е. bhеug «гнуть, изгиб», соответствует праслав. «бугъръ» (ЭССРЯ, 1, 84). В санскрите bhoga «изгиб» (Кочергина, 486).
Элемент Зар «место, где чего-либо много», либо это производное от общеиран. Сар «верхушка, вершина, голова». Дигорское дуппур (туппур) дублирует иранское bug, выступая как синоним. Значение топонима: «верхушка выпуклых бугров».

11. БЕДЕН - две вершины в междуречье Бол. Лабы и Урупа. Назв. связываем с дигор. бедаун- «увеличиваться, расширяться, умножаться» и бедун- «быть заметным, полезным» (ДРС, 197 ЭСОЯ, 1, 259). Вершины находяться в зоне обширного лесного низко- и среднегорья, переходящим в более высокие горы, рядом с одной из вершин проходит важная вьючная тропа в обход теснины р. Лаба. Вершины Б.и М. Беден на фоне множества вершин просматриваются с дальних расстояний и важны для ориентации, признак топонима: заметность за счет большей величины среди множества др. вершин.

12. БЕРЗАНДЫК - гора (с 1926 на карте г. Шапка) у ст. Преградная. Назв. свызываем с иранс. основой barz- «возвышаться, высокий, высь, длинный, увеличиваться в размерах», соответствует авест. barazah «вершина, гора, возвышенность», осет. barzond «высокий, высота» дигорск. барз «куча, возвышение, курган», талышский барзи «высота», чечен. barz «холм». В форме berg «возвышаться» широко представлены в и.-е. языках, в частности немец. berg «гора» армян. berj (бердз) «высота» русс. «брег, берег» (ЭСОЯ 1, 239, 254 ЭСИЯ, 2, 116—121 ЭСКЯ,1, 127 Мурзаев, 60 Гамкрелидзе и Иванов,668-669). Гора Берзандык, хоть и небольшая, но заметная, без растительности, именуется по признаку высотности относительно ближайшего невысокого окружающего рельефа.

Корень Барз (брус, бырц, барж, барзан, бердз, берг) присутствует в топонимах: ЭльБурган, ЭльБрус в Осетии- СархБарзонд, Барзикау, Баржибын в Чечне- Барзонти, Барзалам, Барозиарлам в Тадж. Варзоб, Барозгох в Иране горная система Эльбурс (Эльборз).

13. БЕСКЕС - ущ. и река приток Большой Лабы. По первой части находим соответствие в курдск. и перс. besa- «роща, чаща, лес» (ЭСКЯ, 202 Бухарова, 2016 г. с.527). Аналоги: Бескиды - горы в Карпатах, и Бескиды в Албании, где означают: «горный лес, крутой горный склон» (Мурзаев, 69). Второй элемент Кес связываем с праиран. kah, kas «открываться, разверзаться, расщеплять(ся) раскалывать(ся)» из арийс. и ср. др.-инд. kas «трескаться, раскалываться», производные образования Kahman/Kaman дают ближнюю форму kam «небо, глотка, рот» в перс., в осет. kom «рот, пасть ущелье» (ЭСИЯ, 4, 169), то есть в результате раскола гор образуется ущелье. Перевод: Бескес «густой лес + ущелье». Соответствия: теснины Касара в верх. Терека в ущ. р. Ардон ущ. р. Кестанты (приток Баксана).

14. БИЖГОН - река в КЧР у ст. Сторожевой. Иранская основа baez, baz означает «толстый, густой (о траве), тучный, изобильный», присутствует в ряде иран языков, в осет. baez в составе слов со значением «толстый, тучный, густой», baezgaerdaeg «густая трава» (ЭСОЯ, 1, 257 ЭСИЯ, 2, 83). В курд. baz «питать, жир», bazon «пастбище» (ЭСКЯ, 1, 135, 138) в индо-иран. реликтах Причерномория baz «загон» (Шапошников, 389,803). В то же время не исключаем участие созвучного термин Баз «подножие горы, холмистая местность суша, необработанная земля» (ЭСКЯ, 1,137 Бухарова, 2016г. с.524). Элемент гон -суфикс пребладания того, что определяет корень (Цагаева, 153). Возможна связь элем. Гон с иран. gan «вздуваться, вспухать, наполнять (ся), прибывать (о воде, реке)» (ЭСИЯ, 3,144) при дождях и весной. В санскрите gunaya «увеличивать, умножать» (Кочергина, 193), что придает множественность и объемность того, что определяет корень. Название реки от назв. долины.

15. БОРГУСТАН - хребет в р-не Кисловодска вдоль р. Подкумок. Первый элемент связываем с barz- «возвышаться, высокий, длинный», в поздних формах berg: немец. berg «гора» славян. «брег, берег». Элемент Стан тождественно др.-перс. stana «место», др.инд. sthana «местопребывание». Перевод Боргустан: «местонахождения возвышенной, протяженной горной цепи (берега)». СМ. Берзандык.

16. БРЮДЖ (с 1930-х гг. Бруш-сырты) - гора у пос. Н.Теберда. На картах 1877,1926 г. таким же именем Брюдж обозначена гора 2365м, ныне обозначеная Джелтмес в ущ. Аксаут. Элемент Сырт - позднее тюрк. (карач.) добавление «вытянутая холмистая возвышенность». Как свидетельствует Риттер К. в 1874 г., на западе Персии горы часто назывались Борджь или Альборджъ и это назв. связывали с корнем bar/bard «камень, скала, утес» и близким по значению авест. barazah «вершина, высь, гора, длинный» (Бухарова,2013 г, с.75 ЭСКЯ, 1,118, 127), армян. Berj (бердз) «высота». Корни bard и berz широко представлены в топонимии (Мурзаев, 60, 67-68), к примеру высшая точка равнинной Украины г. Бердо 515 м близ г. Черновцы. СМ Берзандык, Эльбрус.

17. БУГОЙ-ЧАТ - название речки, ледника и перевала (верховья р. Кизгич, уроч. Чертова Мельница). Первичное название относим к речке, а назв. ледн. и пер. вторично. Река Бугой-чат питается за счет отступающего ледника и водостоков с обширных склонов гор, имеет короткое и крутое русло, значительная часть реки заключена в глубокую теснину (каньон).

Мы связываем конечное Бугой с иран. корнями bag «раскалывать, расщеплять» и/или корнем bag «быстро двигаться, бежать, бурно течь, бурлить, вздыматься (о воде)», последнее отложилось в славян. «бег, бегать» (ЭСИЯ, 2, 58). Название Бугой характеризует одновременно, как сам водный поток в реке, так и узкое и глубокое русло реки как раскол, расщепление, трещину (горы). Элем. Чат - связываем с авест. cat «яма, колодец» -в топонимах это речки, в верховьях которых часто древнеледниковые кары (ямы), каровые озера, озеровидные поляны, да и глубокую теснину реки хорошо видимую с краев берега обоих русел «Чертовой мельницы» можно оценить как «яма с водой». СМ. Чат.

18. БУГУНТА - река протекающая через г. Есентуки. Гидроним связываем с корнем bag «быстро двигаться, бежать, бурно течь, бурлить, вздыматься (о воде)» (ЭСИЯ.2, 58).

19. ГАБУЛУ - возвышенное плато в р-не ущ. Архыз. Топоним связываем с дигор. губун «живот, отрастить брюхо», губунгин «прожорливый» (ДРС, 220 ЭСОЯ,1,528), и обозначение выпуклых, округлых предметов (ЭСОЯ,1,509-510), связь с иран. gab «густой, тучный, толстый» (ЭСИЯ, 2, 93). Толкование Габулу «места пастбищ, где скот хорошо набирает вес (нет почти спусков и подъемов)», такие же топонимы встречаем в Осетии (Цагаева,149). Марко Поло в своем известном путешествии из Европы в Китай проходя горные пастбища Восточного Памира сделал такую запись: «Лучшие в свете пастбища тут самая худая скотина разжиреет здесь в 10 дней».

20. ГАРАЛЫ-КОЛ – «нарзанное ущелье» восточнее курорта Теберда, известно мин. источником, назв. горы от назв. ущелья. Также р. Гаралыкол севернее устья р. Узункол (там о мин. источнике не известно) гора Гаралыбаши сев. уроч. Даут (на склонах есть родники) в Балкарии р. Гара-Аузсу (там есть известный мин. источ.) и ледн. Гарабаши (там нет мин. источ.). Карачаевский перевод Гаралы. гара «источник мин. воды, нарзан», но в родственных ногай. и казах. яз. такого не находим.

Название Гаралы мы связывем с праиран. корнем gar «глотать, поглощать», gara «горло, глотка» и/или корнем gar «увлажнять (ся), наполнять (ся) жидкостью», производные основы встречаем в назв. жидкостей, сосудов для напитков и названиях природных водных объектов: кл. перс. fargar «ручеёк, водоем» (ЭСИЯ, 3, 152-158). В санскрите gar «глотать, изрыгать брызгать», gara «напиток, питье, жидкость» (Кочергина,189). Так что слово это попало в карач. яз. от дотюрского индоиран. населения. Не исключаем связи с корнем gari «гора» (ЭСИЯ,3,191) и элем. al- сарматская топооснова «источник, исток, река» (Шапошников, 103) с общим значением- «источник из недр гор».

В тюрских и монгол. яз.-х мин. целебный источник именуют «арасан, арашан», но и его происхождение связывают с санскритом: rasana «вкус, ощущения», rasa «сок, сироп, жидкость, вода, привкус», rasamaya «сочный, текучий, вкусный, восхитительный», rasayya «сочный, вкусный», rasya «вкусный» (Мурзаев, с.43 Кочергина, 540), что отложилось в топониме Алма-Арасан (санаторий на мин. источнике в пригороде г. Алма-Ата). СМ. Агур, Нарзан.

21. ГИДАМ - река в ущ. Теберды также западнее термин Гидам в назв. уроч., хребтов, вершины, ранее (1877г.) словом Гидам называлась гора, обозначеннная позже Кынгыр-чад. Корень Гад связываем с первичном значением gad «окунать(ся), топить, тонуть, быть глубоким», с возможным участием значения gad «повреждать, причинять ущерб» (ЭСИЯ,3,99-100). В санскрите gadha: «глубокий, сильный, бурный, стремительный» (Кочергина,191). Гидронимы с корнем gad, это реки врезанные в узкие ущелья с сетью притоков, и имеющие склонность к заметному подъему уровня воды (и соответственно затапливанию и повреждениям) при снеготаянии и осадках. Названия вершин и хребтов вторичны. Соответствия: р. Гедеиж севернее устья Гоначхир, р. Гедмыш (Гетмыш) в ущ. Малки (КБР) Гуд-гора в р-не р. Эшкакон (назв. от утраченного назв. ближайшей реки) ущ. реки Гадар в Дагестане (ЭСИЯ, 2, 344).

22. ГОНДАРАЙ - река, ущелье. Элемент Гон связаем с иран. gan «вздуваться, вспухать, наполнять (ся), прибывать (о воде), быть обильным)» (ЭСИЯ, 3,144), в санскрите gunaya «увеличивать, умножать» (Кочергина, 193) -о многоводности реки. Вторая часть Дарай тождественна тадж. дарё/daryo (дарья) «большая река (вобравшая притоки)» восходит к иран. dara «течь, лить», возможна связь с dar «долина, ущелье» (ЭСИЯ, 2, 343-344), впрочем в условиях гор понятие «ущелье» и «река» сходяться. Толкование Гондарай: «река (вобравшая притоки) склонная к вспуханию (весной и при дождях)». Соответствия по формантам: р. Гундара, р. Тандара, р. Дарау в Тадж. р. Гансол в Чечне река и каньон ЧерГун в Крыму р. Гянджа-чай (gan+ju) в Азерб. СМ. Дарья.

23. ГОПАЛ-КАЯ- гора 2936 м (ТопалКая на некоторых картах) в массиве София, одно из названий г. София. На картах 1877- 1926 гг. г. София обозначена как г. Цехмышхзсаръ. Название связываем с осет. gopp «хохол, верхушка» goppа «голова» (ЭСОЯ,1, 524), родственен cupр «верхушка, вершина, пик, выступающий, торчащий, чуб» (ЭСОЯ,1, 337, 651). Тюрк. добавление Кая «скала», это калька осетинского Гоппа. Соответствие: аул Гаппи (расположен на верхушке холма) в ущ. р. Сарту в Ингушетии.

24. ГРИБЗА - река в районе перевалов Цегеркер и Цегерхулир в Абхазии. Элемент Гри связываем с gar «глотать, поглощать, горло, глотка, гортань» и/или с корнем gar «увлажнять (ся), наполнять (ся) жидкостью» (ЭСИЯ, 3,152-158 Кочергина, 189), в топонимах корень входит в названиях рек с бурным течением. Возможна связь с gar, gr, gart «вращаться, кружиться, вертеться», в производных в перс. girdab, в тадж. gardob «водоворот, стремина» (ЭСИЯ, 3, 184, 196, 201). Элемент Бза - адыг.-абаз. «исток, вода, река» (р.Бзыбь), дублирует и уточняет значение первого форманта. Назв. ближайшие вершины вторичны (от гидронимов). СМ Агур, Джигирда.

25. ДАРЬЯ - притоки р. Кума у станицы Боргустанская и в верховьях реки Дарьинский хр. Гидроним тождественен тадж. дарё/daryo «большая река», его связываем с иран. dar «течь, литься», возможна связь с darа «ущелье, долина» (ЭСИЯ, 2, 343-344 Мурзаев, 147). Соответствия: в Чечне р. ВашенДара (Сулейманов, 1978г.,10 1976г., 164), реки БайДара (в Крыму и в Грузии) р. Ашкадар в Башкирии в Ср.Азии р. АмуДарья, СырДарья, р. TанхизДарья и др.

26. ДЖАЛОВЧАТ - речка и ледник в истоках р.Аксаут (Хасаут). В карач. слово джал «грива (коня)» (КБРС, 218-219), но это не более чем созвучное слово. Джаловчат разделяем на форманты Джал-ов-чат (jala-ov-cat). Джал связываем с санскритом jala «вода», jala-dhara «поток воды», jala-muc «проливающий воду», jala-vand «изобилующий водой», jala-vaha «несущий воду» (Кочергина, 50,220, 909). Элем. Ов(ov) связываем с иран.-тадж. -об, -ов, -оу, -op «вода» (Эдельман, 1975г, с.45). Элемент Чат связываем с иран. cat «яма, колодец», на местности термин обозначает небольшие речки с крутым руслом имеющем в верховьях древнеледниковые кары (впадины, котловинки, озерца, ямы с водой). Соответствия: ур. Джол-су-чат, буквально «вода + вода + яма колодезная» -на местности несколько каровых озерных котловин «cat (чад, цад)» с водой «jala», су «вода» -позднее тюрское добавление) в ущ. Даут р. Джил-Джоль в Чечне р. Джал-ам в Кашмире (Индия), города Джалал-Абад (город у протекающей воды, реки) в Афганистане и Киргизии. СМ. Чат.

27. ДЖЕГУТА - река в КЧР. Назв. связываем с санскритом Jagat «идущий, подвижный, деятельный», jigatnu «топопящийся, двигающийся» (Кочергина 216, 223) – в гидронимах о движении (течении) воды. Название также можно разделить на форманты Джу и Гат. Первый элем. Джу, джуй ср.-перс. и тадж. «речка, ручей», родственно афган. джувар «водоем» (Мурзаев 153), jari «текущая» (РАС, 898). Наглядный пример - ЧарДжоу «движение (течение) + река» в Туркменистане. Второй формант Гату можно связать с индоиранск, ga «идти, идущий», gatu «ход, движение, путь, жилище», gati «движение, течение (жидкости)» (Кочергина, 187-188, 191 ЭСИЯ, 3, 267,269).

Назв. Джегута также можно представить: ju «быстрый, спешащий» + gati «движение, течение (воды)» (Кочергина,226). В гидронимах термин с основой Гат (gat), как показывают наблюдения, имеет «прикладное» значение в обозначении движения (течение) воды термин можно сопоставить с армян. гет «река» (Мурзаев,122), и созвучным иран. gad «топить, тонуть, быть глубоким», др.-инд. gadha «глубокий, бурный, стремительный» (СМ Гидам). Толкование Джегута: «спешащее (быстрое) движение, течение воды в реке» или «ходить путем по ходу течения воды, реки».

Соответствия по форманту Гат: р. Амгата (ущ. Теберда) ледн. и сел. Гергет (верх. Терека, Грузия), р. Алгети (юг Грузии), р. Джага в Чечне. СМ. Гидам.

28. ДЖЕЛТМЕС – речка, приток р. Уруп (пос. Отрадное). Такое же назв. у горы Джелтмес (Джелмаус) 2365 м и участка хребта разделяющим ущ. Марух и Аксаут, ранее эти горы назв. Керъ-Джаумаз-Гаръ (по отчету Петрусевича Н., 1870 г.). Элемент Джел связываем с Jala «вода», произношение Джелт не учитываем или его можно сопоставить с ваханским Jal-Jald «быстро-быстро» (ЭСВЯ,198). Элем. Мес (маз, маус) связываем с иран. maiz, miz «течь струей, струиться, сочиться», родственно дигор. маез-маезаей «хлестать, струится, литься струей». Толкование Джелтмес- «вода струящаяся» или «быстро сочащаяся». СМ. Джаловчат, Мизгич, Керъ-Джаумаз-Гаръ.

29. ДЖЕСАР - речка (приток р. Чхалта, Абхазия) и ледник юго-зап. горы Софруджу. Джу «ручей, река» или др.-инд. ju «быстрый, спешащий». Элем. Сар из арийск. и др.-инд. sar- «быстро бежать, течь, струится», sirа «поток, река, водосток» (ЭСИЯ, 3, 369 Кочергина, 710-711). Перевод: «ручей струящийся» или «быстро стекающая».

30. ДЖИГИРДА – речка с хр. Морх-Сырты, впадает в р. Марух, на восточном спуске с пер. Чигордали. Также Джигирда - второе назв. перевала. Первый элемент в гидрониме связываем с иранским джу «речка, ручей, арык» или др.-инд. ju «быстрый, спешащий». Вторую часть Гирда связываем с gar, gart, gard «вращать(ся), кружиться, округляться» (ЭСИЯ, 3,184, 196, 201) в обозначении водоворотов и стремин, в Тадж. Гирд-об «быстрина, стремина, водоворот, пучина» (Мурзаев, 122). Не исключено тождество элем. Гирда с gard «приступать, шагать, ходить» и производных «возвращаться, ходить», в ягноб. «делаться, ходить, оборачиваться, возвращаться, стремиться» (ЭСИЯ,3, 189), что характеризует старинный перевал и проход по нему.

31. ДЖИНГИРИК - приток р.Теберда, назв. горы и пос. вторичны. Рядом с пос. имеются мин. источник. Первый элем. Джан (jan), возможно тождественен согдийскому «небольшие проточные воды, канал, речка» (Лурье,131), или иран. джу «речка, ручей, арык» (Мурзаев, 153-154), или санскриту Jala «вода». Джин можно представить как Джу «речка» и Ан («an» элем. указывающий направление внутрь -ЭСИЯ, 1, 159). Элемент Гирик (гири) связываем с корнями: gar «глотать, поглощать» и корнем gar «увлажняться, наполняться жидкостью». Гидроним Джингирик также можно осмыслить так: ju «быстрый» + an (направление действия внутрь) + gar «наполнять глотать, поглощать (воду)», т.е. река (русло) с быстрым наполнением, поглощением воды (от притоков и родников). (ЭСИЯ, 3, 152-156 Кочергина, 220, 226)

В то же время в санскрите Jan «рождаться», janana «зарождаться, происходить, возникновение» (Кочергина, 217), что можно понять как «возникновение реки из поглощённых источников и ручьев».

32. ДОРБУН, в КЧР и КБР многочисленные топонимы Дорбун означают - пещера, точнее «гроты въ скалахъ называютъ они, какъ и осетины, дор-бунъ, подъ камнемъ» (Миллер Вс.). Выделяем форманты Дор и Бун. Дор в осет. «камень» (ДРС, 248-249 Шапошников, 809) в ягноб. dor «плоский камень, сланцевый камень». В иранск.яз.-х - buna «дно, низ, опора, основание, почва» др.-перс. buna, перс. bun, осет. бын «дно, основа, низ, подножие» (ЭСИЯ, 1,186-187). В тоже время элемент Дор можно связь с санскритом: dari «пещера, яма, трещина» darivant «изобилующий пещерами» более общий термин dara «разбивать, разделять, раскрывывающий, дыра, отверстие, яма, впадина» (Кочергина, 260- 261 Трубачев,234), восходит к и.-е. dеr «раскалывать, расщеплять, разрывать», к этим же истокам восходит и значение dara «ущелье, долина, овраг» (ЭСИЯ,2,340, 344). В этом случае Дорбун может означать буквально: «основание-дно (бун) пещеры-раскола (дор)».

33. ДУДАРДОН - на современных картах урочище Дудардон указано на водораздельном гребне юго-западнее Карачаевска. Топоним, полагаем, имел другую чем ныне, локацию на местности, а именно в районе слияния рек Теберды и Кубани, либо название распостранялось на более обширный район, позже «ужавшись» до совр. локации. Элем. Ду «два» (авест. dva), в пушту дуаб «междуречье» (ПРС,416), в Ср. Азии топонимы- Дуоба, дугаба «двуречье». Элем. Дар связываем с darа «ущелье, долина, место расщепления гор, горный проход» (ЭСИЯ, 2, 344-345 ЭСВЯ, 165), или иран. dar «течь, литься» (ЭСИЯ, 2, 343-344), в условиях гор значение «ущелье» и «река» синонимичны. Корень dar(a) имеет широкое распостренение, иногда в форме dere: р. Дерекой и БайДара в Крыму ЧирагДере, СулуДере, Дондарлы в Азерб. Дарьяб в Афган. в Ср. Азии - Дардар, ЧарДара, Маргедар, Чохдара, Кадара, Чильдара, Обидари, Хушдара. Третий элемент dan (don) это глагольная форма передачи быстрого течения воды, ставшее в некоторых яз.-х самостоятельным термином, осет. don, dan «река, вода», др.-иран. danu «вода, река», авест. danu «течение, поток, река» (ЭСИЯ,2, 326, 450), в санскрите udan «вода, волна» (Кочергина, 118). Термин дон «вода, река» дополняет дар «речное ущелье», а Ду-дар-дон: «слияние (между) двух рек и соединение ущелий».

Не исключаем происхождение конечной формы Дар от исходного dvar, в авест. «дверь, ворота, проход в горах», осет. dwar «дверь», ср. перс. dar «дверь» отсюда название город Дербент (ЭСИЯ, 2,499-502), при этом толкование Дудардон: «дверь-проход (dvar) у места слияния двух (du) рек (don)», что может быть связана с развилкой древних путей, на север, восток, юго-восток и запад и удобной несмываемой переправой.

34. ДУККА - на карте это реки Мал. и Бол. Дукка, и рядом одноименные гора, хребет, перевал. В Тадж. есть топоним Дукдон в назв. реки, ущелья, перевала, горы. В ягноб. дук «яма, дыра, разрез» (Андреев, 249), в более широком смысле вероятно: котловина (яма) в ущельях, горная долина, ущелье, расщелина (разрез).

В дигорском духъ (duq) «ямка, лунка в детской игре» (ДРС, 253). Осетинское duq связано c zyqq «углубление, впадина», с последней формой связан топоним ХурЗук «каменистая впадина» (ЭСОЯ, 1, 376,406). В топонимии Ирана сходные форманты Дек, дак «впадина, наполняемое водой оз.» (Савина, 67). Название Дукка понимаем как «яма, впадина, котловина в ущелье, долина, разрез (расщелина, раскол) гор». Назв. горы, перевала, хребта вторичны. СМ. Бадук, Хурзук.

35. ЗАГЕДАН - долина на р. Лаба, речка Загеданка. Ирано-осетин. происхождение топонима было замечено и осмыслено достаточно давно: Заг (саг) «олень», и dan - глагольная форма передачи быстрого течения воды в реке, осет. don, dan –«вода, река», авест. danu «течение, поток, река» (ЭСИЯ,2, 326, 450), в санскрите udan «вода, волна» (Кочергина, 118). В этом значении термин часто встречается в названиях рек и образуемых ею долин (Дон, Днепр, Днестр, Дунай, Ардон, Аргудан и др.). В тоже время dan может быть суфиксом в значении «вместилище, место».

36. ЗАГЗАНСЫРТ, в основе названия горы и всего массива, полагаем, лежит дигорское Саг «олень» и Зана «тучное пастбище, изобильное богатое место», также вероятна связь с дигорским Занаг «дети, потомство» (ДРС, 274), т.к. обильные корма способствуют репродукции у животных в ягноб. словаре zan «рожать, рождаться» (Андреев, 385). В Осетии нередко встречается топоним Саегъзайен «место окота оленей, серн», Саггъазаен «место игр (обитания, кормления) оленей» (Цагаева с.369, 404). Сырт - позднее тюрк. добавление «вытянутая холмистая возвышенность», с обозначением солнечных луговых склонов прилегающих в горе.

37. ЗЕЛЕНЧУК Большой и Малый - реки (карач. называют Джалан-джюк, адыги Инджиг). Название Зеленчук связано вовсе не с цветом речной воды. Предполагаем первичную форму: Джал-ан-джуга(н) Jala в санскрите «вода», an –предлог со значением направления внутрь (Кочергина, 220). Элемент Джуга(н) (джюк, джик) можно представить как джу «река, ручей» (Мурзаев, 153) + gan «вздуваться, наполнять (ся), прибывать (о воде)» (ЭСИЯ, 3,144), в санскрите gunaya «увеличивать, умножать» (Кочергина,193). Или вероятнее Джуг понимам как: ju «быстрый, скорый, спешащий» + ga «идущий» (Кочергина 187, 226). Толкование Зеленчук: Jala-an-ju-ga «вода прибывающая (вбирающая притоки), быстро движущаяся».

38. ИНДРЮКОЙ - река, ущелье. Выделяем форманты- Ин(ан), Дрю(дар), Кой. Элем Ан -предлог указатель направления внутрь, внутри (ЭСИЯ,1,159). Элемент Дрю связываем с корнем drau, dru «бежать, течь, литься, наполняться водой» («ЭСИЯ, 2, 462). Элем. Кой можно связать с осет. Кау «плетень, ограждение», «селение», или с дигорским хай (кой, хой) «участок, доля, часть» (ДРС, 571). Основа Индрю может означать: «наполняться водой (от обильных притоков) и течь, литься». Соответствие: р. Андрюки в р-не пос. Псебай река Дерекой (Ялта).

39. КАПАШИСТРА - на совр. картах вершина у ледника Химса в Абхазии. Динник Н. (1902 г.) локализует г. Капашистра в верховье р. Кизгич в ГКХ. Элем. Капа связываем с дигор., къупп «верхушка, выпуклость (ЭСОЯ, 1, 337 ДРС, 348), къубус «выступ» (ЭСОЯ,1, 638), кuрр «выпуклость, холм, горка, горб» (ЭСОЯ,1,651) и соответствует др.-перс. kaupa/kaufa «гора, холм, горб» от корня kaup, kaub «выгнутый, изогнутый, сгиб, извилистый» (ЭСИЯ, 4,371). В ваханском Кеп «горб» восходит к др.-иран. kupa, авест. kaofa «гора, холм, горб» (ЭСВЯ, 217). Вторая часть оронима тождественна фракийско-скифскому гидрониму Istros, istro- «струящий воды, многоструйный» (Шапошников, 678, 821). Толкуем Капашистра: Kapu + istro, «выпуклый бугор у многоструйных вод», или «многоструйные истоки с выпуклой горы». СМ. Кебек, Кепурли.

40. КАРДОНИК - река у ст. Кардоникская, название присутствует на всех старинных картах. В некоторых изданиях Кардоник переводят с осетин. «теплая вода», что совершенно ошибочно, теплая вода в осет. хъарм дон (ущ.Кармадон), корень восходит к др.-перс. garma- теплый, жаркий, др.-инд. gharm- жарко, тепло в осет. qarm(garm)-«греть, согревать» (ЭСИЯ, 3, 161 ЭСОЯ, 2,266), в санскрите gharma « жара, зной, горячий напиток» (Кочергина, 201). Еще более ошибочен «тюркизированный» перевод как «снеговая вода», где Кар тюрк. «снег», а дон осет. «река». Кардоник это низкогорие, ледников нет и снег бывает лишь ограниченное время зимой. В дигорском яз. Каердаен «место покоса», Каердун (кардун)- «жатва, покос, косить сено, жать» (ДРС,319), каердаег (кард, кардак) «трава, косимое, подлежащее кошению, трава, из которой образуется сено» (ЭСОЯ, 1, 582, 584), Кардон(ик) «подлежащая кошению трава». Соответствия: р. Хуса-Кардоник р. Кардан (кард-дан) в Чегеме р. Кыртык (кард) «травянистое», назв. пер. и горы вторичны. Возможна исходная форма- КардДан, то тогда значение «речное ущелье с травянистыми берегами».

41. КЕБЕК-ДЖИРИНБАШИ, гора юго-вост. Хурзука. Кебек тождественен осет. кубус «выступ (горы), шишка» (ЭСОЯ,1,639), cupр «верхушка, вершина, пик» (ЭСОЯ,1, 337), Кубур «бугор, холм, выпуклый горбатый» (ЭСОЯ,1, 646), др. перс. kaupa/ kaufa «гора, холм, горб» в санскрите kubja- «горбатый, согнутый» (Кочергина,166) восходит к корню kaub-, kaup «изогнутый, гнуть, выпуклый, вогнутый», kubza «горбатый, согнутый, выпуклый» (ЭСИЯ,4,355,371,409). Соответствия: ск. КобузКая на р. Аксаут, возвыш. КобанСырт, пер. КобанТау в горном Крыму множество небольших гор с элем. Коба, Кубу (Кубулда, Кубалея, Кабарга и др.). Вторую часть оронима не рассматриваем.
Интересное соответствия находим в Чечне: г. Кеиб (кейвк)-корт, 2423 м и хр. Кобу-лам в верх. р. Шаро-Аргун.

СМ. Капашистра, Кепурли-баши.

42. КЕПУРЛИ-баши - гора юго-восточнее Хурзука. Выделяем корень Капа, связываем его с дигор., къупп «верхушка, выпуклость, пик (ЭСОЯ, 1, 337 ДРС, 348), къубус «выступ, шишка» (ЭСОЯ,1, 638), кuрр «выпуклость, холм, горка, горб» (ЭСОЯ,1,651), вахан. Кеп «горб» от ср.-перс. kof «гора, горб» (ЭСВЯ, 217), праиран. корень kaup, kaub «выгнутый, изогнутый, сгиб» (ЭСИЯ, 4,371). Баши – тюрк. добавление «верхушка, голова». Толкование: «вершина выпуклой (горы)». СМ. Кебек, Капашистра.

43. КЕРТМЕЛИ - уроч. и речка в ущ. Учкулан на высоте 1600 м в зоне соснового леса. Объяснение из карач. кертме «груша» вряд ли обосновано, груша, это явление временное, для произрастания груши здесь слишком высоко, это не более чем созвучие слов. Kaert в осет. и кавказ. яз. и фин.-угорс. означает: «двор, загон, загородка», что мы и наблюдаем, -эта поляна в течение столетий использовалась для загона и стойбищ (ЭСОЯ, 1, 586).

Формант Меле не редок в топонимии Ирана, его связывают с курд. Меле «перевал, ущелье, проход» (Савина, 143). В отрогах Гисара (Узбекистан), по свидетельству Алимова С.И., описаны названия перевалов: мулла, мулля, который связывают с корнем Мла, в пушто «поясница» и производных «пояс, кушак», следует отделять от созвучного слова мулла «грамотей, жрец, ученый, духовенство» (ПРС, 846). В нашем случае в верховьях р. Кертмели несколько пер. 1а туристкой категории. Можно сопоставить Мели (меле, мла, муля) «поясница, пояс» с иран. термином Камар того же первичного значения: «поясница, пояс» (СМ Хумара) и отождествить с вторичным значением Камар в топонимах: «уступы на склонах гор, высокий берег, отвесная сторона горы, на краю обрыва». Керт-Мели на этой основе толкуем: «загон, двор (керт) вблизи луговых крутых уступов-террас (мели) и перевалов». СМ. Хумара.

44. КЕРЪ-ДЖАУМАЗ-ГАРЪ, гора описана в работе Петрусевича в 1870 г. с.9 (с.329) в гребне разделяющем ущ. Марух и ущ. Аксаут. На картах 1877- 1926 г. обозначена как г. Брюдж (бердз), с 1930-х г. Джелтмес (Джелмауз). Выделяем форманты Джау и Маз в средней части названия. Джау, джу «река, ручей» (Мурзаев, 153), или ju «быстрый, спешащий» (Кочергина,226), или Jala в санскрите «вода» (Кочергина, 220 СМ. Джегута), Маз «течь струей» (СМ. Мизгич).

КЕРЪ связываем с др.-инд. Karkarа «твердый, крепкий, жесткий, кость, камень, известняк» (Кочергина,151), продолжающий и.-е. корень kar/ker того же значения, кельт. carr «камень, скала» (Шапошников, 52-54) хетское hekur «вершина скалы, горы» (Гамкрелидзе и Иванов, 2, 665) в иран. karna «камень, горы, гористое место» (ЭСИЯ, 4, 294) армян. кар «камень» (хачкар «крест+камень»), каркар «груда камней» (вероятная связь с и.-е. guer «гора» и др.-перс. gar «гора»), грузин. каркар «высокий утес», албан. karpe «скала» давшее назв. Карпаты (Мурзаев и Абраамян Мурзаев, 1970 г.. 26-27) в ягноб. карг «скопление мелких камней» (Хромов,15) в чечен. Кер «камень-известняк» (Головлев А.А. Естест науч. бюллетень. Самара,2007, т 16(22) №4 с. 781), в чеченском произнош. Кхер «камень» (Сулейменов А.С. Топоним. Чеч.-Инг., ч.2, с.9).

ГАРЪ связываем с праиран. gari «гора, холм, скала, возвышенность», родственно авест. gairi – гора «гора, горная цепь», др.-инд. giri «гора, холм, возвыш.», ср.-перс. gar «гора», ягноб. gar «гора, перевал», язгулем. gar «камень, скала-гора» вахан. Гар(кгар) «камень», русс. gara «гора, возвышенность, нагорный берег» (ЭСИЯ, 3, 191 ЭСВЯ, 187 ЭССРЯ, 1,186). В данном топониме гора представляется как мощное громоздкое неподвижное каменное сооружение. Общее толкование: каменные скалы (каръ) и горы (гаръ), откуда стекают струи (мез) ручьев и речек (джу).

Вероятные соответствия по форманту Кер «твердый, крепкий, камень (скала)»: в Осетии- г. Кариухох, хр. Карынгидук (иран. karna «камень, горы») в Чечне- хр. Корилам, хр. Керилам в КБР г. ЧатКара (в вост. части Эльбруса), г. УллуКара, г. БашКара (в ущ. Адылсу). В топонимии Казахстана формант Кара в составе оронимов (назв. форм рельефа), особенно в конце названия, означает не тюрское «черный, темный, плохой, северный», а именно возвышенность, гряду сопок, вершину (Бери-кара, Дум-кара, Калкагар мн. др.), при этом Кар часто отождествляют с индо-иран. Гари «гора, холм, гряда» (Койчубаев, 63, 115, 127 Мурзаев, 1970г., 23-24). Соответствия по форманту Гаръ «гора, скала» в топонимах: в Ингушетии г. Гиряг в Ср. Азии: ТалГар, ПашимГар, ГарДат, Гарзой, СенГер («крутая обрывистая гора») в Пакистане- г. ЧоГори, в Индии г. ДунаГири, г. ДхаулаГири и др. Толкование КЕРЪ-ДЖАУМАЗ-ГАРЪ: «горы каменные с которых (быстро) струится вода»

45. КУБАНЬ. Река течение столетий при выходе на равнину и особенно в низовьях изменяла свое русло теряясь в протоках изливаясь в Черное и Азовское моря, образовывала новые рукава и русла Кубань - блуждающая река (Трубачев, 296, отсылка к Шилову, 1950г. 103). Кубань - гидроним раннего и.-е. вида kupanis, производному от и.-е. глаг. корня keub-, keup- «изгибать, гнуть», в горизонтали kobhi, kubа «извилистая», др.- инд. Kubha «изогнутый» соответствие р. Кабул (Трубачев, 50, 232, Шапошников, 294,665, 829). Корень keub-, keup- продуктивен, в горизонтальной плоскости в гидронимах - значение «изогнутый, извилистость», в вертикали в названии гор «изогнутый, согнутый, выпуклый, горбатый».

46. КУБРАНЬ – отвесная горная гряда на правобережье Кубани, сев.-вост. гор. Карачаевск. Со склонов гряды стекает речка Кубрань (назв. гидронима вторично). Назв. родственно осет. кубус «выступ (горы), шишка» (ЭСОЯ,1,639), cupр «вершина, пик» (ИЭСОЯ,1, 337), Кубур «бугор, холм, выпуклый горбатый» (ЭСОЯ,1, 646) в санскрите kubja- «горбатый, кривой» (Кочергина,166), восходит к корню kaub-, kaup «изогнутый, гнуть, выпуклый, вогнутый», kubza «горбатый, согнутый, выпуклый» (ЭСИЯ, 4,355,371,409). Ран - осет. «место, положение» восходит к иран. ravana «открытое место» (ЭСОЯ, 2,349). Тот же корень Куб (коб) у близнаходящихся речек - Кобида и Кобух. Соответствие: г. Кубус в Дигории хр. Кобу-лам в верх. ущелья Шаро-Аргун. СМ. Кебек, Капашистра.

47. КУЛДУН - уроч. западнее аула Даут. Корень кул, колае в осет. «склон, скат, покатый, склоненный», этимиологически связан с праиранская форма kaul, caul «углубление, имеющий наклон, яма», ср.др.-инд. kulya «яма, канава, углубление», с перс. сul «согнутый», ср. перс kol «яма», курд. kol, kyl, gul «яма, углубление, ров, дыра» (ЭСИЯ, 4,355-357 ЭСОЯ, 1, 639 ЭСКЯ, 1,560), сюда же относим современный горный термин: кулуар (наклонный осыпной желоб). Элемент Дун может означать «вместилище, место». В индоарийских реликтах Причерномория kul (kulam) «склон, берег», kulyа «ручей, канал» (Шапошников с. 294).

Значение Кулдун: «место у покатых склонов». В микротопонимах КЧР (зимовки Кул-тюбю на хр. между р. Теберда и Гиляч) элемент Кул местные краеведы толкуют не как «покатый склон холма», что четко отражает рельеф, а как тюрское «раб, холоп» по созвучному тюрскому слову. Соотвествие: БердиКел "под утесом склон холма" (Чечня).

48. КУМБЫЖ - назв. уроч. с летовками пастухов в верховье р. Кяфар-Агур выше зоны леса, а также ближайшая гора и перевал. Элемент Кум от иран.-осет. Ком «долина, ущелье», буквально «рот, небо» (ЭСОЯ 1, 598). Биж - первичное знач. «тучное обильное место, загон, выгон, пастбище» (ЭСИЯ, 2, 83 ЭСКЯ, 1, 137 ЭСОЯ 1, 257). Возможно элем. Баз в значениии «подножие горы, холмистая местность» (ЭСКЯ,2,137 Бухарова). Кумбыж толкуем: «долина с пастбищем и загоном» или «место в долине в подножии горы». Названия перевала и горы носят вторичный характер. В тоже время не исключаем адыг-кабард. этимологии, где кумб «яма» (Коков). СМ. Бижгон.

49. КУМБЫРЬ - речка на карте 1926 г. южнее ст. Преградная (совр. р. Орловка). Кум от осет. ком «ущелье, пасть», вторичное значение «река» элемент Быр связываем с иран. bar, br «быстро двигаться, устремляться (о воде), бурлить, закипать» (ЭСИЯ,2,106). Толкование Кумбыр «ущелье с бурной (речкой, водой)». Соответствие по форманту Бар: ур. Брагуны на слиянии р. Сунжи и Терека р. Бара (ущ. Аргун, Чечня), р. ОбБурдон на севере Тадж., возможно р. ТеБерДа. СМ. Кум-баши.

50. КУМБАШИ, Гум-Баши - вершины в истоках р. Подкумоу и перевал в ущ. р. Мара, также р. КУМА. Баши- тюрк. добавление «верхушка, верховье». Основа Кум, Гум связана вовсе не с тюрским кум «песок», а с осетин. Ком «ущелье горловина, пасть, рот, отверстие», которое родственно перс. kam «небо, рот, глотка» и восходит к kah, kas «открываться, отверзаться, расщепляться» (ЭСОЯ 1, 598-599 ЭСИЯ, 4, 169-170). В топонимах Ком (кам, кум) изначально «русло, расщелина ущелье», по которому течет вода, в более широком значении «река». Термин Ком (Кем, Кам) имеет широкое распостранение в Евразии в наименовании речных ущелий и рек, доказано первичное индоевропейское происхождение термина (Мурзаев, Дульзон). Толкуем Кум-Башы: «верховье, начало ущелья, русла (реки)». Название реки Кума и ПодКумок как производное от термина «речное ущелье, русло». Сответствия на С.Кавказе: Комидон, Кумух, р. Кума в Ср. Азии- Камодан, Комароб, р. Пскем, р. Чон-Кемин также р. Кама приток Волги.

51. КУРШОУ - гора (3870 м) между р. Учкулан и Узункол. На картах 1871, 1877 г. обозначена как г. Хуршо. В осет. хурае «камень, щебень, гравий» и шау (сау)- «черный», т.е. «черная каменная скала-камень». Аналогично можно понимать хребет Куршоу к западу от Эльбруса.

52. КЫЗЫЛ-АУШ-ДУППУР гора 3428 м, между ущ. Марух и Хасаут. Дуппур (туппур) в дигорском «бугор, холм, курган, выпуклый» (ДРС, 490, ЭСОЯ 3, 340-341). Приставку Кизил-Ауш гора получила на картах с 1902 гг., а позже это имя появилось в названиях урочищ в районах перевалов и пастбищ у перевальных троп. Примерно с 1890-х гг. по этим путям перегонялся скот из Карачая (Хурзук) на ново-выделенные «Царизмом» летние пастбища долин Марух и Архыз, отсюда добавление карач. аууш «горный перевал». Появление слова Кизил (Кызыл) – тюрк. «красный», связано не красным цветом, это, полагаем, тюркизированное иранско-осетинское hiz, xiz, в вариантах kaiz, kiz «подниматься, переходить, пасти».

Кизил-ауш-Дуппур в исходном варианте мог звучать: Кизен-Дуппур (Хизен-Дуппур).

Кизен, хизен, хиз означают: 1) подниматься вертикально, переваливать, 2) пастьба на склонах. Толкование: «подъемы на перевалы (хиз) с пастьбой (хиз) у выпуклого бугра (дуппур)». Таких перевалов четыре (Ходюк, пер. Кызыл-ауш, Чегетчат-1, Чегетчат-2), они простые, удобные для прохода с обоих сторон, покрыты хорошей травой, с местами летовок на склонах. Подобная трансформация-тюркизация термина Хизин> Кизин> Кизил> Кызыл, наглядно видна на картах (от 1871, 1877, 1926, 1991 г) на примере топонима Хызынчик и отчасти на примере Кизгич. СМ. Архыз, Хызынчик, Кизгич.

53. КЫЛЬЯН – гора (2036 м) восточнее а. Карт-Джурт. Название горы, полагаем, вторично, от гидронима Кыльян-су (добавление су «вода» тюрк.). Гидроним связываем с дигор. каелун «литься, течь, сыпаться» (ДРС, 317 ЭСОЯ,1, 578), характеризуя крутизну и явления эрозии склонов речного ущелья. Соответствия в санскрите: kulya «канал, ручей» (Кочергина,168). Не исключено, что название горы было изначально связано не с гидронимом Кыльян (каелун), а с иранским термином Кала в значениях: 1)«голова, макушка, вершина» 2)«голый (без растительности)» 3) Кала, Калат «сторожевое укрепление на вершине горы», из перс. kalat «укрепление на вершине горы, село, крепость» от и.-е. корня kel «изгиб, возвышаться и др.» (ЭСИЯ, 4,187-189 ЭСКЯ,1,506, 530). Гидроним Кыльян-су (каелун «литься, течь») может иметь этимиологическую связь с элем. Кулан в топониме Учкулан. СМ. Кулдун.

54. КЯФАР - река, в карачаевском произношении Капар. На картах Кавказа от 1807 и 1823 г. обозначена как р. Ефиръ. Принято считать, что название Кяфар от арабского «язычник, безбожник» в связи с оценкой известного древнего городища. Между тем, городище имеет развалины христианской церкви и немало символов христианства, к тому же вся эта местность находилась в 7- 13 веках под мощным влиянием христианской Византийской культуры и использовать чуждый арабский термин вряд ли было возможно. Кяфар, вероятно, позднее осмысление на абазинской почве первичного названия, которое основано на термине kap, kaf, skaf, «раскалывать(ся), расщеплять, трескаться», в ягноб. kafta «щель, трещина» (ЭСИЯ, 4,223-226,230) в обозначении ущелья как места раскола и расщепления гор. Возможна название Кяфар происходит от корня Фар, поскольку на старых картах река обозначена- р. Ефаръ, корень far «разрушать, разламываться на части» (ЭСИЯ, 3, 48), в целом смысл как и в предыдущем варианте. В некоторых памирских яз.-х far "поворот, оборот, переворачиваться, вертеться", fartas rеc «быстро двигаться» (ЭСВЯ, 171), в гидронимах о характере течения воды. Вероятное соответствие: р. Кафанта в Дигории в Тадж. - р. Кафтар-хона.

55. ЛАБА - река, в ягноб. лаб (лап) «берег низкий, край, губа (губа- в значении огибать, выступ в воду)», в пушту lab «губа, берег» (ПРС,752) в перс. lab «губа», восходит в и.-е. корню leb «губа». Особенность реки Лаба после выхода с гор (ниже пос. Мостовской), это низкие берега, извилистость русла, образование новых рукавов, склонность к разливам. (ЭСИЯ, 5,73-74). Соответствия: р. и пастбище Лабу в ущ. Чегем (КБР) в Осетии ущ. р. Лабагом в Ср. Азии – водоем Лабихауз, р. Лабигор, Лабиджуй в Афганистане на р. Пяндж с. Лабгард в ю.-в. Казахстане р. Лепсы и р. Лабар. В Псковской обл. оз. Лобно, в литов. яз. lobas означает «лог, долина, русло реки, лужа, низинный луг», также восходящее к и.-е. корням, и что близко ягнобск. «губа, низкий берег».

56. ЛАШТРАХУ (Аллаштраху с 1930-х гг.) - старинный перевал в Абхазию. Первый элемент пробуем отождествить с Лаш в пушту «круча, крутой, крутизна» (РАС,330). Вторую часть связываем с тадж.-перс. термином - рох, рох «дорога, путь, тракт» (Савина,176 Розова,82), возможна связь с латинским traktus «волочить» от и.-е. traho «тащу», в совр. яз.-х тракт «важная наезженая дорога». Толкуем Лаштраху: «крутой участок важного пути». Сходный гидроним наблюдаем в соседней Абхазии: р. Лашипсе (исток неподалеку от пер. Дамхурц, устье -оз. Рица).

57. ЛУГАН - перевал между ущ. Мал. и Бол. Лабы, давно известный и освоенный. Выделяем элементы «лу» и «ган». Первый связываем с иранской основой la(i) «скользкий, гладкий, липкий» (ЭСИЯ, 5, 85) и lai, li, «лить, литься» восходит к и.-е. lei «вытекать, выливать», и.-е. rei «течь», в производных «мазать, жидкая грязь, мутная жидкость и др.» (ЭСИЯ, 6, 336). В реликтах Причерномория и.-е. корень lo, lаi «лить, льющийся» (Шапошников, 61,103).

Элемент Лай, лей - широко распостранен в гидронимии среднего Поволжья и в соседних областях в конечной форме лейка (р. СалаЛейка, р. Багыр-лай и др.), все со значением «овраг, речка, река» (Мурзаев, 207), встечается термин и в топониах Ср. Азии. В Тадж., Пакистане, севере Индии встречаются перевалы с элементом «Ла» например: Лагар, Тага-Ла (Алимов). Седловина перевала формируется за счет водной эрозии гребня горы и подходы к перевалу также идут вдоль водостоков. Элемент ган- суфикс пребладания того, что определяет корень (Цагаева, 153). Не исключена связь элем. Ган с корнем gan «вздуваться (о воде при дождях и в паводок), вспухать, наполнять (ся), прибывать» (ЭСИЯ, 3,144). Также не исключаем связь с корнем Кан «рыть, копать, раскапывать, разрушать, разбрасывать» (ЭСИЯ, 4, 199), которая встречается в гидронимах и которую можно понимать, как: течь размывая и разрывая твердую породу образуя русло. Производные от Кан - кани, хани «источник, ручей». Соответствия по элем. Ла и Ган: Гондарай, р. Лугань в Донбасе, р. Логар (Афганистан).

58. МАРУХ, МАРКА, МАРА, реки и ущелья. В основе топонимов, полагаем, ср. др.-иран. термин marg «луг, луговая растительность», представленное практически во всех иранских языках, в ягноб. и авест., marg: «луг, трава», в афган. «всякая трава, дающая дерновину (ЭСИЯ, 5, 231–234 ПРС, 812 ЭСКЯ,1, 649 Андреев, 284, 383). В дигорск. и осет. Марае «почва, земля, поляна» (ДРС, 367 Цагаева,148). Также помимо «луг» термин может обозначать: «кормовая трава, пастбище, луговые заросли». Сюда же относим названия: р. Шмара приток Аксаута, р. Марджа в истоке р. Индыш. Соответствия: в Ср. Азии: МаргеЛан, Мары, МаргИб, МургАб, Мароб, Маргедар, Маргзор, ШахиМардан вероятно р. Мартан в Чечне.

59. МИЗГИЧ - речка у пос. Каменый мост и неподалеку скала Мезгич-Кая (отмечены в форме Мезчиш на картах 1877, 1926 гг.). Элемент Мез связываем с дигор. маез-маезаей «хлестать, струится, литься струей» (ДРС,364), осет. mizym «течь струей, струйкой», восходит к иран. maiz, miz «течь струей, струиться, сочиться» (ЭСОЯ, 2, 126 ЭСИЯ,5,163). Возможна связь с осет. maexsyn, maexst «хлынуть, брызнуть», маецин «валяться (в жидкости)», восходит к иран. mak (maxs, mac) «мочить, мокрый, макать, окунать» (ЭСИЯ, 5, 168 ЭСОЯ, 2, 80,110). Второй элем. Гич пробуем связать с др.-инд. ga и gati «движение, течение (воды)» (Кочергина,188). Толкование Мизгич: «течь, струиться». Соответствие: р. Мезыб в р-не Геленджика речка и уроч. Челмас (чал-маз) в ущ. Баксан (КБР).

60. МУЗДУХ - река, верхняя часть р. Аманкол приток Кубани. Муздух можно отождествить с дигор. Маездаг «чащоба, глуш, дебри», возможно с маец «луб, лыко (из липы)», что связано с древне-кавказским языковым миром (ДРС, 364,370 ИЭСОЯ,2, 80), в адыгейс. мэзы, мэз «лес» (Коков, 4), что характеризует все ущелье реки вплоть до Кубани.

В тоже время возможна связь гидронима с дигор. маез-маезаей «хлестать, струится, литься струей», осет. mizym «течь струей, струйкой», СМ Мизгич. Элемент Дух можно сопоставить с ягноб. Дук «яма (котловина), дыра, разрез (расщелина)», осет. Дук «ямка, лунка», которое связано с zyqq «углубление, впадина» в топониме Хурзук (ЭСОЯ, 1, 376,406), либо это суфикс придающий оотенок корню. Толкование Муздух: «текущая струей (вода)».

61. МУРСАЛЫ - приток р. Гаралыкол и Уллукама. Часто толкуют на основе слова мурса «крапива» в карач., «пырса» в осет., а в кипчакском (казах.) крапива совсем иначе. Но для крапивы здесь слишком высоко (2200 -2900 м), крапива явление временное и это не тот признак, который бы отражался бы в топонимах, это не более чем созвучае. В Иране, Тадж. Мур «лощина, ложбина» (Розова, 69). В топонимах Мур может быть вариантом произношения Мар, Марг «луг, трава». Сала, сал «водосток, русло, склон, речка» (См. Салынган). Перевод: Мурсала «лощины, где стекает вода (весной, в дождь), образуя речной поток».

62. МУРУДЖУ -приток р. Теберда. Мур отождествляем с термином Мур «лощина, ложбина» в топонимах Иранс (Розова, 69), Джу - ср. перс, и тадж. джу, джуй «речка, ручей, канал» (Мурзаев, 153). Перевод Муруджу: «река, ручьи (джу) в ущелье с обилием лощин (мур)». Не исключено, что Мур может являться и вариантом произношения Мар(марга) «луг». СМ. Мурсалы.

63. МЫРДЫ в карач. «болото», однако в тюрк. яз.-х таких слов нет. Можно связать корень mar- с и.-е. mori – «водное пространство», в иран. mоria «стоячая вода запруда, озеро море» и его производным осет. mal «глубокая стоячая вода» (ЭСИЯ, 5, 353 ЭСОЯ, 2,68). Необходимо отделять от созвучного дигор. маердон «мертвенный», мардае «смерть».

Полагаем, что название Мырды связано с marg «луг, луговая растительность» (СМ. Марух) и глагольным и.-е. корнем da «течь, текущий», давшим др.-иран. danu «вода, река» (ЭСИЯ, 2,450), или отождествляем «ды» с корнем dau «быстро двигаться бежать течь, литься» (ЭСИЯ, 2, 384). Участок современной заболоченности образовался в результате обвала и перекрытия русла реки, это явление относительно недавнее, как результат отступления ледника. СМ Марух.

64. МЫСТЫБАШИ - уроч., хребет разделяющий ущ. Марух и Аксаут (Хасаут). Название горы с добавлением тюрского баш «верхушка» вторично. Схожие топонимы: г. МыстылыБаши севернее г. Кынгыр-чад р. Мыстыкол в ущ. Баксан р. Мастидон (юго-зап. г. Алагир, Осетия), р. Мыстык приток р. Уруштен. Связь с осет. мыст «мышь» маловероятна. В осет. маст «горький, кислый, гнев, сердитый», из иранского «возбужденный, опьяненный» (ЭСОЯ, 2, 77 ЭСИЯ, 5, 97). Это слово в назв. небольших речек, вероятно означает- «опьяненный (возбужденный, бешенный) водный поток», что случается при обильных дождях, ливнях и снеготаянии. Возможна связь Мысты с осет. maexst, maexsyn - «хлынуть, брызнуть», восходит к иран. mak (maxs, mac) «мочить, мокрый, макать, окунать» (ЭСИЯ, 5, 168 ЭСОЯ, 2, 80,110). Вероятное толкование корня Мысты в гидронимах: «речки, склонные к быстрому повышению воды в реке (хлынуть, брызнуть, возбудиться)»- при дождях, паводке. Не исключаем связи с иран. maiz, miz «течь, струиться, сочиться, мочиться» (ЭСИЯ,5,163). СМ. Мизгич.

65. НАЗЫЛКОЛ - река, приток р. Теберда, г. Назалы-Колбаши, в основе дигор. наезгъа «хвоя», наези «сосна» (ДРС, 381), naz «ель», naezi «сосна», восходит к др. перс. nauza «сосна» соотв. перс.- «хвойные деревья» (ЭСИЯ,4,507). Не исключено заимствование или параллельная форма в кавказ. яз.: менгр. «грец орех», грузин. и сванс. «пихта», чеч.-инг. «дуб» (ЭСОЯ, 2, 165,177). В карач. язык попала из языка алан-иранцев, в родств. тюрско-кипчакских ногайск. и казах. яз. подобного слова не находим.

66. НАРЗАН – лечебная минеральная вода. Впервые нарзанъ встречаем у Лермонтова М.Ю. Нарзан отмечен в словарях с 1864 г. в форме нардзанъ «кисловодский минеральный ключ». Из кабард. Nartsane или nartsan «хмельной напиток богатырского рода Нартов». Первоисточник: осет. narta «богатырский род нартов» и saеnaе «вино» (ИЭСОЯ, 3, 67). В самом осет. языке древние заимствования из индоарийских диал., ср. др.-инд. nar – «мужчина, мужественный, герой», sana- «опьяняющий напиток, вино» (Кочергина, 323: Шапошников, 310, 480 ЭССРЯ, т. 1, 571). СМ. Гаралы.

67. НАХАР - гора, река, перевал в КЧР. Термин широко распостранен на на Бл. и Ср. Востоке, Средней Азии Нахр, Нехр, Нахар, Нохур -иранское происхождение, обозначает «реку, ручей, поток, арык, канал, протока» (Мурзаев, 248 Савина,161) в пушту нахр «канал» (РАС). Na-har, где har «течение, струя» из арийск. sar- «быстро бежать, течь», ср. др.-инд. sar «бежать, спешить», часто - о воде «течь, струиться» (ЭСИЯ,3,369). Первый элемент Na можно связать с nau, nu «двигаться, толкать» (о направлении стока воды вниз) (ЭСИЯ, 5, 502). Не исключена связь элем. «на» с иран. префиксом ni «вниз, внутрь» (ЭСИЯ,5,556). Название горы вторично. Соответствие можно увидеть в топониме Нахур (карта 1877 и 1926 г.) - так обозначена гора в верх. р. Кяфар-Агур, наверняка от первичного назв. речек.

68. НАХШИР - гора 2103 м, важный ориентир, через гору проложена древняя вьючная тропа в обход теснины р. Б. Лаба. В прошлом в р-не г. Нахшир предположительно было место сбора, подтягивания и отдыха людей и вьючных вывотных перед дальнейшим движением по хребту, поэтому возможна связь с осет. ныхас «место сбора, собрания». Вероятна связь с дигор.-осет. наехстар «отправление в путь», наехстуат «задержка, приостановка» (ДРС, 384), которое сопоставляется с перс. naxsir «дичь, охотничья добыча» из naxa-carya, значение: «хождение по открытым местам» (ЭСИЯ, 5,526).

69. НЫХЫТ-БАШИ - горы западнее Учкулана. Ныхыт связываем с осет. корнем Ных «лоб, наружная сторона, ноготь, коготь» (ОРС, 236) и осет. nixtаe «скалистые выступы» (Абаев, ОЯФ, 285) баши – тюрк. добавление «голова, вершина».

70. РАНСЫРТ - урочище в истоке р. Подкумок. Корень осет. Ран «место, расположение, положение» восходит к иран. ravana «открытое место», авест. ravah «открытое пространство», в хорезм. ravana «место», славян. равьнъ (ЭСОЯ, 2,349). Сырт- тюрк. добавление «вытянутая холмистая возвышенность».

71. РАПОЧАЙ - речка в р-не Архыза, с рядом притоков собирающих воду с сев. склонов массива Морх-сырты в ср. части реки чуть выше зоны леса проходит перевальная тропа из котловины Старое Жилище в ущ. Марух. Рядом с устьем р. Рапочай в 1888 г. была обнаружена плита со знаменитой «зеленчукской надписью», греческой графикой на основе дигор.-осет. языка. Основу топонима связываем с корнем Rap в значении: «поддерживать, поднимать, помогать, подпирать, сохраняться» (ЭСИЯ, 6,378), очевидно оценивая значение места как важный путь движения (маневрируя) по хребту в направлении Аланского города и важный перевал в соседнее ущ. Марух. Элемент Чай родственен тадж. чуй «ручей, канава, арык, речка» (ТРС, 305).

72. РЕЧЕПСТА – река. Термин пста- абазин. «реки местоположение» (Ионова, 196). Элемент Рече сопоставляем с основой «реж, рез, реч» содержащихся в гидронимах Урала, которые оцениваются как убедительные иранизмы и имеют общее происхождение с тадж. рехтан/рез «течь, текущая (вода, река), литься» (Матвеев, 137 Бухарова, 2013 г., с. 67), и имеют общую этимиология с корнем Рош в гидрониме Рошкау. Корень Рече напоминает русское «речка, ручей» происходящий от и.-е roika и основы rei «ринуться, устремиться, струиться» (ЭССРЯ, 2, 275), может это созвучие. В тоже время в санскрите vari-raci «воды изобилие», где raci «куча, груда, большое количество (чего угодно) толпа, стая» (Кочергина, 544, 577). Если это слово участвует в образовании топонима, то оно может означать: «водособирающая» - сбор многочисленных ручьев и небольших речек в реку р. Рече-пста (совр. р. Архыз).

73. РОШКАУ - речка и пос. на Б.Лабе. В литературе топоним переводят «светлое селение» (Рохс-кау) на основе дигор. рохс «светлый», ср. перс. ruxs- «сияние», rusan «светлый» (ЭСОЯ, 2, 437) и Кау «плетень, загородка, селение». Однако, более вероятно происхождение Рош из арийс. ras «течь, струится», восходит к и.-е. rеs, rоs, rosa – «течь, литься, истекать, влажность», отсюда славянское «роса» и «русло» (ЭСИЯ, 6,334). Вероятна связь с rau, ru «течь, струится» из арий. srau «течь, струиться, литься» согдийский глагол ros «течь, литься, капать» и ягноб. rus «литься, проливаться», курд. ro «река, ручей», производное от корня - др.-перс. rautah «река, поток» тадж. рехтан/рез «лить, наливать, выливать течь, литься» (ЭСИЯ, 6,394-396 ЭСКЯ, 2,214 ТРС, 225). В санскрите ars «течь, скользить», rsi, rs «течение», rsati «течь, струиться», raya «поток, напор, натиск, стремление, торопливость», ras, rasa «сок, жидкость, вода, влага», (Кочергина,72,136,539-540), СМ Гаралыкол. Этимиол. связь с литов. ruseti «течь», ruosa «луговая речная долина». Вероятные соответствия по форманту Рош: р. Уруштен р. Рошня (Чечня), р. Рошка (Хеврусетия), р. Ресикомдон и с. Реси в истоках Терека (Грузия) р. Рось, Россь, Руза (Вост. Европа) р. Арысь (Казахстан). Соответствия по элем. кау: р. и аул Дерекой (Ялта), р. Индрюкой.

74. РХИ - балка с ручьем у пер. Ыбчик в ущ. Даут. Топоним хорошо объясним из дигор.-осет. арх «овраг, балка, лощина» (ДРС, 29,132 ОРС, Цагаева, 146). Если переводить с карач.яз. Ырхы «поток, ручей, струя», балкар. Ырхы «наводнение» (КБРС, 759), вне ливней в балке находим лишь ручей. Сходные микротопонимы установлены в а.Карт-Джурт- ручей Ырхы, промоина Ырхы-ыз вблизи с. Каменомосткий, балка Ырхылы-кол в р-не с. Хабез и др. (Хапаев, 419), сухая промоина АкъЫрхы в середине ущ. Адырсу (КБР) в Осетии Аерхыты хаетае «горы изрезанные балками и оврагами», Араехъ цаегат – «лощины на северном склоне» и др. (Цагаева, 299,383) нагляден гидроним р. Эрхо-дон (бассейн верх. Терека, с. Мна, Грузия). Карач.-балкар. Ырхы, не имеет параллелей в генетически близких ногай. и казах. яз. Термин Арх -это безусловно наследие докипчакского алано-иранского термина Аерх (арх) «балка, овраг, промоина», точный смысл которого сохранился в осетинском языке. В Осетии р. Архон понимается как «ущелье изрезанное балками и оврагами» (Цагаева, 240, 248), название реки от названия ущелья. Соответствие: в Фанских горах Тадж. река и ущ. Арх (арг), р. и ущ. Арху в верховьях Ромитского ущ. В Иране Арх, эрх, эрк употребляют в обозначениии: канавы, ручья, канала, арыка (Савина).

Этимиология Арх неоднозначна, некоторые авторы связывают с тюрским Арык- 1) тощий, худой, постный 2) канал, канава, ручей (НРС, 46 КРС, 53), другие видят тюрское Арка «спина, тыл, хребет». Установлена связь Арык с хетским языком (отражает состояние 1600- 1180 гг. до н.э.): ars «течь», ark «разделять каналом», arha «граница, межа», вместе с персид. arq «оросительный канал», образуют один ряд, так что не исключено, что и термин «арык» формировался под влиянием индоевроп. источников (ЭСТЯ, 1974, 174, 187-189). В санскрите ars «течь, скользить» (Кочергина, 72). В языковых реликтах Причерномория arxa «граница, межа» из хетского irx, erx «балка, овраг, лощина» (Шапошников, 173,455). Прослеживается связь с чечен. термином арк, эрк, ахк «течь размывая грунт образуя русло» в обозначениях речек и ручьев в оврагах и небольших расщелинах. Толкование Рхи: «овраг, промоина, балка, как результат действия текучей воды на нестойкие горные породы». СМ Архыз.

75. РЫНДЖИ - гора в ущ. Даут и урочище в истоках ущ. В современном дигорском Риндзае :1) выступ горы, скалы, макушка холма 2) труднопрох тропа на обрыве 3) набл. пункт на высоте (ДРС, 439). Применительно к горе приемлимы все три варианта. В то же время, можно выделить исходные элементы Ран и Джу. РАН -осет. «место, положение» (в топонимах «место, площадка, терраса») восходит к иран. ravana «открытое место», авест. ravah «открытое пространство», в хорезм. ravana «место», славян. равьнъ (ЭСОЯ, 2,349). Элемент Джу - ср. перс, и тадж. джу, джуй «речка, ручей, русло, канал» (Мурзаев, 153). Возможно первичная локация топонима- истоки реки Даут, где обозначено на карте уроч. Рынджи.

76. САДЫРЛЯР – хребет, гора. Выделяем элементы: Сау-дор-ляр, сау «черный» (очевидно в значении- без растительности, оголенные камни), дор «камни» ляр связываем с пушту Лар: «горная цепь, хребет, выстраиваться в ряд в линию» (ПРС, 756). В Армении ЛЕР означает «гора, вершина, склон» и входит в состав многих сложных геогр. терминов (Абраамян и Мурзаев). Соответствия по элем. Лар: г. Кенделляр-ЛЯР. Перевод Садырляр «черная каменная цепь (хребет)».

77. САЛЫНГАН - речка, ледник и пер. в истоках р. Кизгич. Корень Сал происходит от и.-е. sеl «прыгать, скакать», и его варианта и.-е. ser «течь, быстро двигаться» в санскрите sar «течь, струится бежать», salila «текущий, поток, вода», sel «идти, двигаться» (ЭСИЯ, 3, 369-370 Кочергина, 710-711,715, 746 Трубачев, 85). Формант Сал в топонимах может иметь форму сал/сул/шал/чал и употреблятся в значениях: «горный сток, водный поток, река, дождевой ручей, размытое русло, тающий снег» (Бухарова, 2012г., с.241). В дигорском Саелаеф (салаф) «рыхлый тающий снег» (ДРС, 450). В ягноб. сел, сал «след селя, наводнение, затопление» (Андреев, Хромов) в пушту сел- «бурный горный поток, сель, паводок, ливень» селаб «хлынуть», селаби «бурное движение пойма» (ПРС, 535). В реликтах Причерномория sal «дождевой ручей, (дождевая) вода», Салгыр «быстрая горная река, почти пересыхающая летом» (Шапошников, 121, 247). САЛ также может обозначать горный склон служащий стоком воды, и даже горный водораздел (хребет), источником воды является тающий снег и лед, атмосферные осадки, подгорные родники, а водосборным бассейном - поверхности и склоны гор и возвышенностей (Трубачев, 85), например: хр. и гора Салатау в Дагестане, пуштунский термин- Дэ гро салсала «горный хребет, гряда» (РАС, 164, 984), река и пер. Саланг в Афганистане. Элемент Ган в топониме Саланган можно связать с др.-иран. корнем gan «вздуваться, вспухать, наполняться, прибывать (о воде)» (ЭСИЯ, 3,144) gunaya «увеличивать, умножать» (Кочергина, 193). Возможно гон- суфикс, указывает на пребладание того, что определяет корень (Цагаева, 153). Долина р. Салынган именовалась также: Долина водопадов, т.к. со всех сторон в долину ниспадали ручьи с тающих горных ледников.

Соответствия по форманту САЛ: р. Абсаланы, р. Салиха (ст. Преградная), г. Салынган (ущ. Безенги) уроч. Салугардон и ручей Шалдон во Владикавказе (Осетия) р. Сал-Али, р. Шалажа. р.Шель-Ахки (Чечня) аул Салта и р. Шалиб в Дагестане р. Сал в Ростов. обл., р. Салгир в Крыму, р. Салмыш (Оренбуржье) и др.

См. Чилик, Гондарай (по элементу Ган).

78. САНЧАРА - перевал, река и гора. Слово Санчара в первую очередь ассоциируется перевалом и старинной вьючной дорогой на морское побережье Абхазии. Название связываем с санскритом- sancara «(пере-)движение, проход, переход, путь», схожие термины sancar, sancarana, sancarin – примерно того же содержания (Кочергина, 678). Можно разделить название на два форманта: 1) sаnu «вершина, гребень, хребет горы» (Кочергина с.724) в ягноб. и в памирских san «подниматься, идти вверх» (ЭСВЯ, 307) 2) элемент ЧАР связываем с авестин. cara, сarat «движущийся (непрерывно), вращающийся», в санскрите carana «хождение, дорога, действие», caratha «движущийся, подвижность» (ЭСИЯ, 2, 227-229 Кочергина, 207). Признак движения относим и к течению реки в значении «течь, текущая, двигающаяся, подвижная (вода)» (Трубачев О.Н. Назв. рек Правобер. Украины. М. 1968г., 183 о гидрониме БогуЧар). Толкуем САНЧАРА при раздельном осмыслении выделенных формантов: «подъем вверх + проход (по реке)», первичная локация топонима- перевал и подход к нему, что в целом согласуется с толкованием на основе санскрита, т.е «проход (высотный)».

79. СВЕ - речка вост. аула Карт-Джурт. Гидроним можно связать с swa-don от srawa-danu «текущая вода» (ЭСОЯ, 3, 177), в санскрите savini «река» (Кочергина, 729). Возможна этимиологическая связь с назв. оз. Севан в Армении и оз. Сиваш в Крыму. СМ Шаудон, Шаухал.

80. СТАН - в осет. языке «место, вместилище, страна» восходит к др.-перс. stana место, др.инд. stha «находиться, располагаться», sthana «местопребывание» (ЭСОЯ, 3, 153 Кочергина, 753-754). Отсюда топоним Стауат, дословно стан «местопребывание» + уат «приходить, занять место, установиться, обосноваться». Соответствия: Дагестан, Иристон, Таджикистон, Казахстан, станица, станция, стоянка в Чечне Малхи-ста(-н) и др. (Сулейменов, 1976, 11-12).

81. ТАЛЬЧХАН - ледник и речка из ледника. На некоторых картах Тынышхан. Корень ТАЛ в топонимах Тадж. «холм, бугор, пригорок, возвышение» (Розова ТРС, 249), в пушту талл «холм, возвышение» (ПРС, 246) в Ср. Азии, Иране, Бл. Востоке в иранском значении: «холм, вершина сопки, гора, возвышение, бугор, гряда» (Мурзаев, 386 Койчубаев, 206-207), например горы Талгар и местность города Талды-Курган в Казахстане. Необходимо отделять tal, tall от tala, в санскрите «равнина, долина дно, глубина поверхность, плоскость» подошва (ноги)» (Кочергина,238) в пушту тал «дно, русло, ровное место, впадина» (ПРС, 246, 248). Элемент Хан можно связать с хан, хани «источник, родник, колодец, ручей, канал», восходит к праиран. kan (can, han) «копать, рыть, рассыпать, разрушать, насыпать», источник как результат копания (ЭСИЯ, 4, 199-212). Не совсем понятна первичная локация топонима, возможно название первоначально связано с горным гребнем (тал) снежноледовые склоны которого рождают ручьи (хани). Название ледника в форме Танышхан понимаем: тан (дан) «вода» + хани «источник, ручей».

82. ТАМБО-КОЛ - вершина, в основе иранское тумб, тумп, домба «холм, гора, вершина, бугор, плоский останец» (Савина), арм. тумб «бугор, насыпь, курган». Персидское томп, томб, том, тум «холм, гора» в Азерб. домба, томба, тумб «холм». В осет. тумбул «круглая масса» связан со значениями «круглый, выпуклое, выступающее, торчащее» (ЭСОЯ, 3, 330-335). Вне Кавказа ср. венг. domb «холм», греч. tumbos «курган, холм», итал. тomba –«могила» отсюда и руссское дамба, тумба, тумбочка (Мурзаев,159 Абраамян и Мурзаев). В названии горы элемент Кол связываем с осет. кул, колае «склон, скат, покатый, наклонный» (СМ. Кулдун), но возможно, происходит от исходного иранского Кала в значениях: 1) «голова, макушка, вершина» 2) «голый (без растительности)» (ЭСИЯ, 4,187-189 ЭСКЯ,1,506, 530). Общее значение: «на покатости холма», «под холмом», или «холмистый бугор с лысой вершиной».

83. ТАНДУР – балка, речка, зап. с. Хасаут-Греческий. Тан (дан) «вода, река» + Дара (дур) «расщелина, ущелье» (возможно в значении дарье «река»), толкование: «вода, речка». В тоже время не исключаем связь с санскритом - tanu «тонкий, худой» (Кочергина,234, 239), родственно талыш., пушто, тадж. tang(a) «тесный, теснина» (РАС, 903). Сходное назв.- р.Тандара в Фанских горах Тадж.

84. ТЕГРЕК - гора, кряж в ущ. Теберда. В дигор.-осет. Тегъ «выступ, край, угол, гребень, грань» (ДРС, 483 Цагаева) в перс. «пик, вершина, гребень» (Мурзаев) в ягн. Тег «гребень хребта, пик». Рагъ «спина, хребет, гребень, гряда» (ДРС, 415). Перевод Тегрек: «вершина в гребне хребта».

85. ТЕГЕНЬ Бол. и Малый - притоки р. Уруп (Краснодарский край). Гидронимы можно связать с санскритом tak, taku, «торопить, насильно увлекать, спешащий (о течении воды)» (Кочергина, 230), авест. taka- «бег, ток, течение» осет. taex «быстрое стремительное течение» (ЭСОЯ,3,284), родственно русс. «ток, течение, точить», восходит к и.-е. tok, tek «течь, бежать» (ЭССРЯ, т.2, 416, 419, 425). В тоже время допускаем, что название рек может быть вторичным от назв. горы и гребня Тегень (с 1980-х на картах г. Крейдянка), восходит к общеиран. Тег «гребень хребта, вершина, грань». Воможно названия рек и горы независимы друг от друга, назв. рек от taka «течь», а назв. горы от тегъ «гребень, гряда».

86. ТЕБЕРДА. Это прежде всего гидроним и достаточно архаичный. Реки, как было замечено в источниках, имеют роль организатора пространства, системы ориентации и связей в регионе, поэтому речные названия наиболее устойчивые знаки языка, малоподверженные изменениям и часто сохраняются веками. Поэтому толковать гидронимы, особенно важные с точки зрения древних коммуникаций и ориетаций, необходимо на языках древнего населения, а не на современном языке местного населения, причем поселившегося в ущелье относительно недавно (с 1870- х гг.).

В гидрониме Теберда выделяем элемент «те», связываем его с др.-инд. tuya «сильный, торопливо быстро, скоро» или более вероятно toya «вода», toya-dhara «водяной поток» (Кочергина, 246, 248), элем. встречаем в гидрониме - р. Тоумыш (Абхазия). Основа Берда встречается в речных названиях Запорожской (р. Берда), Оренбург. (р. Бердянка), Новосиб. обл. (р. Бердь), в Башкирии р. Бердяш и др. Назв. р. Берда в Приазовье связывали с термином бердо «обрыв, холм» (родственен архаичному bard «камень, скала, утес», СМ Брюдж) и толковали «текущая среди обрывистых берегов». (Янко М.Т. Топоним. Словарь Украинской ССР,1973), примерно так же объясняют и топонимы с основой Барда, Бердяуш и в Башкирии (Бухарова, 2016г. с.523), может это обосновано и в нашем случае.

Однако полагаем, что основа Бард в назв. холмов, утесов и в назв. рек происходят из разных истоков. В слове Берда выделяем корни «бер» и «да», первый связываем с иран. bar, br «быстро двигаться, бурлить, устремляться, кипеть» (ЭСИЯ,2,106). А корень «да» связываем с глагольным и.-е. корнем da «течь, текущий», давшим авестинское danu «вода, река» (ЭСИЯ, 2,450), или отождествляем «да» с корнем dau «быстро двигаться бежать течь, литься» (ЭСИЯ, 2, 384-385). Не исключаем связи элем. «да» с др.-инд. da- «дающий, наделяющий» (Кочергина, 255). Не исключаем полностью связь с корнем bar «нести, везти, перевозить», в производных barа «груз, ноша, несущий» (ЭСИЯ,2, 84-97), в отношении того, что по ущелью в средневековье проходил основной путь через горы Зап.Кавказа. Гидроним Теберда толкуем: toya-bar-da (dau) «вода + бурлит, кипит + течет, льется» или «вода превращенная (наделенная свойством) в бурлящий поток».

87. УАТ - частый элемент в составе топонимов С.Кавказа (Хас-аут и др.). В основе иранское iat(уат) «приходить, занять место, установиться, обосноваться» (ЭСИЯ,4, 85).

88. УЛЛУ-КАМ - верхняя часть р. Кубань, выше а. Учкулан, по др. источникам выше а. Хурзук и даже выше слияния с Уллу-Озень. Основа осетин. Кам (Ком, Кем, Кум) «долина, ущелье», буквально «рот, пасть, небо» слово общеиранское, связано с иранскими kam, kom- «нёбо, глотка» (ЭСОЯ 1, 598 ЭСИЯ, 4, 169-170). Термин Ком (Кем, Кам) имеет широкое распостранение в назв. ущелий, долин и рек, было доказано, что первоначальная языковая принадлежность КАМ - индоевропейская (ЭСИЯ, 1, 598 Мурзаев,1970 г. Дульзон). Уллу в тюрк. «большой, великий», однако р. Уллукам в 2 раза имеет меньше воды чем Кубань у аула Учкулан, и чем ближе к Эльбрусу, тем объем воды в реке становиться меньше, поэтому тюрский термин уллу «большой, великий» вряд ли уместен, в т.ч. и для р. Уллу-Езень. Полагаем, что Уллу, это тюрская адаптация алано-осет. термина Уал (уаел) «над, наверху, сверху», в обозначении «верховья долины» (ДРС, 504). УллуКам (УалаКам) осмысливаем «верхняя долина, верховье ущелья». Соответствия по элем Кам: пер. Кумбаши, ур. ФазиКам, Комидон, г. Уил-Пата в Осетии в Ср. Азии: Камодан, Комишар, Комароб

89. УРУП – река, на карте 1783г. р. Урубъ. Выделяем элементы Ур и Уп. Элемент Ур можно связать с др. иран. ar(a)- «двигаться, приводить к движению, достигать, прибывать», -показывает постепенное движение в направлении сверху вниз (ЭСИЯ,1, 188,196 ЭСВЯ, 84 Шапошников, 404) ap, op, ob в индо-иран. "вода" (Кочергина,50), общее значение Уруп (ar+ap): «движение (течение) воды». Др.-иран. слоговой «R» в осет. яз. в зависимости от фонет. окружения отражается в виде аr(аеr), аl (аеl), ur/wyr (Дзиццойты Ю.А. Вопросы ономастики. 2018. т.15. № 1, 37, и отсылки). Возможно «ур» связан с дигор. Уарун «дождь, идут осадки», Уарундон «дождевая вода» (ДРС с.500), Уар + ап «дождь + вода». Одно из древних индоевропейских представлений о высоких горах связано с образом «облако, туман, туча», которые вызывают дождь, потому как вершины высоких гор достигают туч и часто окутаны ими (Гамкрелидзе и Иванов, 667). Название горы в верховьях р. Уруп вторично, в 1890-х гг. гору Уруп обозначали Каурт (Апостолов, 23).

90. УЧКУЛАН - река, селение. Название объясняют с тюрк. «три(уч) ущелья (кол)»: соединение рек Уллукам и Учкулан образуют третью - Кубань. Но подобная «арифметика» абсолютно не убедительна. В 1920 –е годы о таком толковании не задумывались, Чурсин А.П. заключил, что название Учкулан дотюрское. К тому же ряд источников начало р. Кубань указывают значительно выше аула Хурзук, к тому же Учкулан в первую очередь гидроним, а назв. селения и его места вторично. Конечный элемент Уч связываем не с тюрк. числом «три», а с др.-инд. Acu «быстрый» (Кочергина, 103). Не исключаем возможной связи «Уч» с первичным kaca «берег, береговой, прибрежный, кромка, укромный», родственно др.-инд. kaccha «берег», kacika «береговой, прибрежный» (Кочергина, 145 Трубачев, 34, 243 Шапошников, 256,287).

Элемент Кулан связываем с дигор. каелун «литься, течь, проливаться, сыпаться» (ДРС, 317), осет. каелаен «течение (реки)», в санскрите kulya «канал, ручей» (Кочергина,168), в реликтах Причерномория kulini, kulavati «река, поток», kulam-kaca «размывающий берег», «река» (Шапошников, 294), вероятно этимиологически связан с праиранская формой kaul, caul «углубление, имеющий наклон, яма» (ЭСИЯ, 4,355-357). Не исключено тождество с персидским калан «большой, значительный» (ПрРС, 338). Учкулан (ачу-калун) толкуем «быстрое течение реки» или kaca-kulini «река с удобными берегами».

91. ХАЛЕГА - речка, приток р. Аксаут, и одноименный перевал. Основа «хал» связана с др.-иран. [h]al- в осетин. хаел-хаел «журчание» (о текущей воде) в топониме Хаел-хаелты дон «журчащая вода» (Цагаева,166, 205). В санскрите hal «идти (двигаться)», hala «вода», ga «идущий (движущийся)», gati «движение, течение (жидкости) (Кочергина, 187,772). Толкование hala-ga -«вода струящаяся, движущаяся». Соответствия: в РСО Халацу (hal-acu) в названии реки, ледн. и горы в Чечне р. ХулХул-ау (hal-hal), р. Хурхул-али (har-hal-al) (Сулейманов, 1978, 102,203) ущ. Хапхал (ap-hal) на склонах хр. Демержи (Крым).

92. ХАСАУКА - назв. урочища и старинного перевал из ущ. Худес в сев. Приэльбрусье. Также слово встречается в микротопонимах, где Хасаука понимается как "перевал" (Хапаев, 369,382). Все локализации микротопонимов с корнем Хас (хыз) удовлетворяют одновременно двум признакам: 1) наличие склонов, где по тропам необходимо передвигаться вертикально и переваливать 2) во всех местах локации топонимов Хасука, Хас-аут, расположены места пастьбы и часто с летовками. Названные признаки позволяют связывать рассматриваемые топонимы с иранскими корнями haiz, hiz, xaiz, xiz, и осетинским хизын, xiz, xizyn/xezun «подниматься, переваливать пасти» (ЭСИЯ 3, 332-338 ИЭСОЯ, т.4, 206-208 ДРС,131,585 Цагаева,146). Второй элемент Ука можно связать с дигорским Ук «сова» и балкар. Уку «сова». СМ. Архыз.

93. ХАСАУТ (АКСАУТ) - ущ., река. Исследователь Кавказа Воронцов - Вельяминов Б.А. (Путешествие в Архыз в 1927 г.) недоумевает, почему ущелье, всем известное как Хасаут, по карачаевски Схауат, на карте обозначено чуждым для всех именем Аксаут. До 1850-х г. в долине Хас-аут находились абазинские селения, в абаз. произношении Ахсауыт. Налицо пересогласовки Хыз-аут > Ахса-уыт > Ахсаут (Схауат) > Аксаут. Некоторые авторы туристких изданий переводят Аксаут по тюрски как Ак-су-ат: ак «чистая, белая» + су «вода» + ат «лошадям». Таких топонимов много в Казахстане, но в отношении совсем другого типа рек. В р. Аксаут (хас-аут) вода всегда мутная, в ней растворены глинистые сланцы, из которых сложены горы в истоках реки, настоящий кочевник поить своих драгоценных лошадей такой водой никогда не будет! Во вторых Аксаут (ахс-аут, хис-аут) содержит иран- осетин. элемент Аут «занять место, обосноваться, установиться» (ЭСИЯ,4, 85). Мы связываем элемент Хас с иранским hiz, haiz, xaiz, xiz: «подниматься вертикально и/или пасти», - этот признак актуален на значительной части ущелья, где из долины на травянистые склоны сглаженных хребтов ведут немало троп к пастбищам с летовками и к простым перевалам- Чегетчат 1-й, 2-й и др. (СМ. АРХЫЗ). Не исключена связь Хасаут с дигорским Хаесун «нести, переносить, тащить», а также «кормить, содержать, вскармливать, воспитывать» (ДРС, 582 Андреев,357). Не исключаем связи Хасаут с иранс. haus, hus «сухой, высохший», осет. xус «сухой», хos «сено» (См. Хуса-Кардоник). Вероятное толкование Хас-аут: «на подъемах (перевалах), на местах пастьбы (хиз) обосноваться (аут)».

Соответствия: р. Хас-аут (в карач. произнош. Ысхауат) в басс. Малки. СМ Архыз.

94. ХОДЮК - перевал, речка. Также в Осетии пер. и рядом село и вершина ХОД, пер. ХИДА из Сванении в Абхазию, возможна этимиологическая связь с назв. р. ХУДЕС. Топоним связываем с иран. had «идти», с разными префиксами меняющими значение: ср.др.-инд. a-sad «идти, уходить, достигать», ut-sad- «отходить уходить скрываться». Следует учитывать, что изначальное и.-е. sed имеет два значения- 1) «двигаться, идти» (c префиксами, и в варианте hёd (hid), в авест. hёd «приходить, прибывать, идти» позже отложилось в славян. хоdъ, xoditi ) и 2) и.-е. sed «сидеть, садиться», др.-инд. sad «садиться» др.-инд. sidati, (позже отложилоссь в славян. sedeti «сидеть») (подробнее ЭСИЯ, 3,314-315,305). Полагают, что развитие значения из «сидеть» в значение «ходить» связано с новым способом передвижения сидя- в повозке и верхом (Трубачев О.Н., ЭССЯ-8,52), в санскрите sadin «всадник», русское «всадник», или из первичного значения «передвигаться, сидя в повозке» развились: sed «сидеть» и sed «ходить». В горах на вьючных тропах и узких арбяных дорогах путник часть тропы едет вседая на коне или сидя в повозке, а часть времени идет рядом с повозкой. В то же время, истоки термина ХОД могут вести к и.-е. skаd- «достигать восходить, подниматься, взбираться, влезать» (ЭССРЯ, 2, 494).

Топонимы с корнем «ХОД» во всех случаях «привязаны» к древним вьючным перевальным тропам.

95. ХОРАСАН - поляны в дол. Загедан. Первую часть можно связать с xor- «солнце, восток», восходит к авест. и др. перс hvar «солнце», в осет xur/xor «солнце, солнечный» (ЭСИЯ, 3, 439 ЭСОЯ ,4, 247). Государство средневековья Хорезм, буквально: «солнечная (xur) земля (zoy, zamin)». Местность Хорасан, буквально «солнца восход», расположена на сев.-востоке Ирана, север Афганистана и прилегающие районы Ср.Азии. Сан- в др.-инд. sаnu «высота, гребень горы» (Кочергина с.724), в ягн. и памир.яз. сан «подниматься, всходить» (Андреев, 318).

В дигор. хоргон «солнечный», хорискасан «восход солнца» (ДРС, 591). Хорасан толкуем: «место прогреваемое и освещаемое восходящим солнцем». Возможно второе значение: xor, xwar «хлеб в зерне, зерно» (ячмень, рожь, и др.), xordon «житница» (ИЭСОЯ. 4, 215, 217), в осет. хорзайаен (хорзан) «хлебородный», хорисаен (хорисан)- «заготовительный» (ОРС).

В долине Загедан первые исследователи в 1870- 90-х гг. Петрусквич Н., Россиков, К.Н., Апостолов Л.Я., Ваганов С.В. обнаруживали ровные поляны, когда- то возделываемые, с одичавшей рожью и собранные с полян кучи камней. Хорасан в этом варианте толкуем как «места всходов зерновых, место хлебозаготовки».

96. ХУМАРА - место средневековой крепости на склоне дол. Кубани. Название Хумара связываем иран. термином Камар, кемер «талия, пояс, середина», в топонимах «уступ на склоне горы, склон горы, середина горы, высокий берег реки» (ЭСИЯ, 4,192). В пушто Камар: 1) обрыв, склон, скат, крутая скала, отвесная сторона горы, на краю обрыва 2) пояс, кушак (ПРС, 689). Термин камар, кемер не редок в топоним Казахстана и Ср.Азии (Каракемир и др.), в Киргизстане иранское кемер понимают как «подмытый водой берег, обрыв». Соответствие в Чечне: уроч. Хумаран-басса, Хомура «склон горы возвышающийся прямо над речкой» (Сулейманов, 1976г., с. 36,62).

97. ХУРЗУК - старый карачаевкий аул в верховьях Кубани, именно здесь во второй половине 16 века или позже, вблизи древних поселений иранцев-алан, обосновались первые переселенцы из Баксанского ущелья фольклорные Боташ и Карча, положив начало карачаевскому этносу. Название селения вторично, происходит от назв. реки и ущ. начинающихся на западных склонах Эльбруса. Ущелье в прошлом не раз испытывало сход грязекаменных потоков с Эльбруса, особенно при извержении вулкана. Название переводиться с осет.: «каменистая впадина (ущелье)», где хурае «щебень, гравий», дзухъхъ (зyqq) «углубление, впадина» (ДРС, 262, 601 ЭСОЯ, 1, 406). В то же время первый элем. Хур, может восходить дигорс. Хъур «горло», хъурау «кувшин» (ДРС, 611-612) характеризуя горло-образность основной части ущелья. Возможно третье объяснение названия реки: от иран. корня har «передвигаться, текущий, течь» (ЭСИЯ,3, 369), соответствие- р.МайХура в Тадж. Хурзук означает в этом варианте «текущая вода в углублении (расщелине, впадине)». СМ Халега.

98. ХУРУК -отрог хребта Чапал, в основе дигорское Хурае (хуыр) «каменистый, щебень, гравий» или Хур, хор «солнечный, освещаемая солнцем» (ДРС, 591,601).

99. ХУСА-КАРДОНИК - речка и село у ст. Зеленчукская. В иранских яз: haus, hus- сухой, высохший, осет. xус «сухой», хos «сено», xosgaerdaen «сенокос», к(г)ардан «косить» (ЭСИЯ, 3, 384 ЭСОЯ, 4, 220) в дигорском

хуасаегаердаен «сенокос, покос, сенокосный» (ДРСл с 593) каердаен (кардан)- «место покоса», Каердун(кардун)- «жатва, покос, косить сено, жать». (ДРСл с 319). Трава, из которой образуется сено в диг. яз. каердаег (кард, кардак) -«трава, косимое, подлежащее кошению» (ЭСОЯ, 1,582, 584) т.е. Хуса-Кардоник буквально «сухая косимая трава», Кардоник «подлежащая кошению трава». Формант Дон «река» присутствовал бы в топониме в случае исходной формы: Кард-дон. СМ Кардоник.

100. ХУТЫЙ - река, приток Теберды, на карте 1877 г. Хутый показан там, где сейчас р. Алибек (это имя чабана или арендатора казенной земли). На карте 1926 г. назв. Хутый сместили вниз на соседнее ущелье. Однако именно через ущ. Хутый (с 1926 г. Алибек) и группу простых перевал проходят тропы в соседнее ущ. Хасаут (Аксаут). Хутый объясним на ирано-осет. корне Хат: «бродить, скитаться, в поход, уходить, идти» (ДРС, 583). В целом топоним Хутый можно понимать: «путь по которому ходят». Речь идет при его старой локализации. В истоках р. Хутый (совр. Алибек) находиться пер. СулаХат, который связывают с женским именем, однако элементы Сал (склон, водосток, ручей, поток) и Хат (ходить, бродить) имеют четкое иранское толкование соответствуещее характеру рельефа. В тоже время Хат может иметь «прикладное» значение в отношении движения воды, т.е. течение. Термин Хат можно сопоставить с армян. Гет «река», др.инд. gati «движение, течение (воды), дорога». Вторая часть топонима СулаХат сопряжена с назв. реки Хутый.

Возможное соответствие: сел. Ачхоти на р. Терек, пер. Архоти (Грузия). СМ. Гидам, Салынган.

101. ХУШ - речка, приток р. Подкумок, возвышенность, уроч. Также селение Хушто-сырт на Чегеме (КБР), корень Хуш в назв. уроч. в притоке р. Уллу-Хурзук. В топонимах Ирана и Тадж. хош, хуш «хороший, приятный» (Савина, 243 Розова 107). Соотв. в горах Тадж. Хашоб, Хашдара и др.

102. ХЫЗГОРА - нагорье в истоках р. Хызгора и ее притоков (на картах р. Богословка). В основе корень Хыз, хiz «пасти, подниматься, переваливать» (см. Архыз), в дигорс. хезнаегор, хizagur «поиски пастбища» (ДРС, 585), при этом второй элемент возможно восходит к др.-иран. gar «бодрый, просыпаться», что и отложилось в осет. в сочетании с корнем xiz, как «бодрость, активность пастьбы и передвижений». Не исключаем возможной связи второго элем. с gari «гора, холм, горная цепь» (ЭСИЯ,3, 156, 165, 191) в значении «пастьба на нагорье».

103. ХЫЗДЫШ (ныне КИЗГИЧ) - река, долина. На картах 1871-77 г. и в описаниях до 1917 г. - Хыздыш.

На картах после 1926 г. имя Хыздыш изчезает. Воронцов- Вельяминов именует ущелье КизГыш (1927 г.). Полагаем, что название реки вторично, от назв. ущелья. Элемент xiz «подниматься, переваливать пасти, пастбище» может иметь также и форму «kiz» (ЭСИЯ, 4, 186), - Киздыш. Второй элемент, возможно, тождественен тадж.-ягноб. dast (даш, дашт) «степь, дно долины, ровное место, небольшая отлогая площадка в горах», термин широко распостранен в Ср. Азии, Ср. Востоке (Мурзаев, 148 Андреев,245), с локацией на ровных луговых полянах плоской долины Кизгич. Сходное название: г. Дашсар (даштсар) в Осетии (буквально «отлогая ровная площадка (dast)» + «голова, верхушка, вершина (sar)», что подтверждается на местности. В Чечне встречаются элем. Дышне в названиях: с. Дышне-Ведено, Деш-кхелли, уроч. Дыш в р-не Тусхароя в ущ. Аргун (Сулейманов, 1976 г., 51, 150 1987г., 139, 202). Осмысление Хыздыш (Кизгич)- «долина с ровными полянами, отлогими площадками с пастбищами и подъемами».

Встречаются попытки толковать названия Кизгич на основе слов карач. языка, где есть более десятка слов с основой Кыс, Къыз: девочка, девственность, скупой, горячий, вспыльчивый, тиски, пигалица, соблазнять и др. (КБРС, 436-448 НРС, 197,204). Чаще обращаються к слову Къыссыкъ «сомкнутый, узкий», буквально Кысык «складки кожи, пах, сжимать, суживать, промежность» (ЭСТЯ, К, вып.1,332) Кыс: 1)«тесный, узкий, сжимать», 2)«скудный, скупой» (ЭСТЯ, К, вып 2, 247-251). В иран. этимиологии также можно найти созвучное слово обозначения части тела kus, kыs (ЭСИЯ, 4, 411-412 ЭСВЯ, 222). Значительная часть 35- км ущелья Кизгич (за исключением 1-1,5 км участка в верховьях), это древнеледниковый трог (широкая долина с плоским днищем). Словом Кысык «тесный, узкий» наверное, можно назвать эту 1- 1,5 км расщелину, на карте «уроч.Чертова Мельница», но не более того, старинные тропы обходят эту расщелину стороной по верхнему лесному склону и ощущения тесноты у путника не появляется, расщелину выдает шум воды. Название Хыздыш существовало задолго до поселения Советской Властью карачаевцев-тюрок в ур. Старое Жилище (пос. Архыз) в 1923 г. С позиции населения средневековья признаки долины: плоское широкое днище с полянами, где могут быть выгоны и сенокосы, подъемы на перевалы и альпийские луга. Первичное название ущелья и реки Хыздыш, зафиксированное на топограф. картах 1871 и 1877 г и в описаниях, с начала 20 в. начинает трансформироваться в КизГиш, а после 1920 -1930–х превращается в Кизгич.

104. ХЫЗЧЕРЦАХРА - на карте это вершина 2823 м у пос. Архыз. Гора как ориентир при подъеме на старинный перевал, тропа с которого вела на хр. Мицешта. Топоним присутствует на всех старых картах и иногда на картах более новых. Топоним разделяем на части: хыз+ чер+ цахра.

Хыз (xiz): 1) подниматься вертикально, 2) пасти, пастбище (СМ. Архыз). Элемент Чер (чор, чар) – связываем с корнем car и ср.др.-инд. сarat «двигаться, перемещаться, вращаться» (ЭСИЯ, 2,227,229), и обозначает движение вообще (корень част в названии горных рек), включая подъем людей, животных, товаров в направлении старого перевала в отрогах хр. Абишира-Ахуба в обход теснины Зеленчука. Третий элемент Цахра можно связать с дигорским цахуара «гравий, щебень», или с цахгар «круто, резко, поперечный» (ДРС, 623-624) в оценке подъема на перевал не исключаем связь с иран carxa «камень, катящийся с горы, камнепад, обвал» (ЭСВЯ, 137) родственен общеиранскому carx (чарх) «вертеться, вращаться, колесо, круг и др.» (ЭСВЯ, 122 ЭСКЯ,1, 223). Возможное толкование ХызЧерЦахра: «подъем и проход на перегораживающие (ущелье) крутые горы», или «подъем с мест откуда скатывались камни», или «подъем (хыз) движение (чер) крутой, резкий (цахр) поперек хребта». Вероятно Хызчерцахра назывался и важнейший из двух перевалов (наряду с пер. Чилик) караванных вьючных троп через хр. Абишира-Ахуба в обход речных теснин на плоскость (современное карач. назв. пер. Берюауш).

105. ХЫЗЫНЧИК - река(ущелье) и гора на старых картах 1871,1877, 1926 г. Определяющий признак топонима корень xiz: «перемещаться вертикально пастьба, пастбище» (летовки в р-не оз. Рыбное). Элемент Чик можно связать: 1) перс. и курд. cuk «маленький» (ЭСКЯ, 1, 258 ПрРС, 2, 473) 2) Чак «капать, лить, течь» (ЭСИЯ, 2, 205,211-213) 3) пушту чёк «трещина, щель» (ПРС, 309) 4) с памирских cuq, cuk «торчащий, отвесный», в оценке окружающих гор (ЭСИЯ, 2, 212, 214) 5) курд. cun, ci «идти, уходить двигаться, течь» (ЭСКЯ,1, 246). С 1930-х г. названия Хызынчик изчезают, но появляются рядом: ур. Кизилчук, пер. Кызылчук. Это наглядный пример трансформации исходного иранского топонима в тюрский, совершенно чуждый, по произношению, по содержанию и по смыслу. Пер. Кызылчук, 1Б, 3052 м (тур. схема 1991г), в основе названия мы видим корень хiz(kiz): 1) двигаться вертикально, 2) пасти.

СМ. Кызыл-Ауш-Дуппур, Хасаука.

106. ЦАГЕРКЕРЪ -известный старинный перевал в Абхазию из верховьев Бол. Лабы, на карте обозначает перевал, речку с перевала и каровое озеро в стороне. Caegar «плешь, парша» (пятна на голове, в волосах), слово встреч. в балкар., вайнах., груз. яз. (ЭСОЯ,1, 276). В Дигории г. ЦагарДор «плешивый камень», цагар «плеш, лысина» (ДРС, 616-617, Цагаева с.372). «Цагеркеръ сравнительно не высокъ и въ летніе месяцы вполне доступенъ кроме того, по дороге къ нему нетъ ни пропастей, ни особенно опасныхъ местъ. На немъ мало встречается даже крутыхъ спусковъ и подъемовъ, где трудно ехать верхомъ и надо слезать съ лошади. Горы, находящіяся около самаго перевала, также лишены опасныхъ крутыхъ скалъ» (Динник Н., 1902 год). Элемент Кер связываем с др.-инд. Karkarа «твердый, крепкий, жесткий, кость, камень, известняк» (Кочергина,151), продолжающий и.е. корень kar/ker того же значения (Шапошников, 52-54) (СМ. Керъ-Джаумаз-Гаръ). Толкуем Цегеркер: «плешивая полянка среди каменных скал». Речь идет о широкой и низкой седловине перевала через ГКХ. Озеро Цегеркер, что неподалеку, также находиться на плешивом уступе близ скал. Соответствие: Чегер - уроч. в низкогории Осетии отрог ЧагырТагы «лысый гребень» в ущ. Чегем.

107. ЦЕГЕРХУЛИР (Царгехулир)- перевал чуть восточнее и выше на 200 м пер. Цегеркер. Цегер/чегер – «лысая поверхность». Хулир можно связать с др.-инд. корнем hal «вода» (Кочергина, 772), hal < har < sal «струя, текущая вода» (Шапошников, 815) и элем. ar «двигаться, приводить в движение (вниз)» в направлении реки Верх. Грибза текущей из-под перевала. СМ. Халега.

108. ЧАМХАРА - речка, правый исток р.Макера, также гора Чмахара 2664м в ГКХ, на некоторых картах перевал Чмахар восточнее. Название встречается в старом назв. перевала: Чимахура-цва-мкыръ (пер. Макера) согласно описанию Россикова К.Н. (В горах сев.-зап. Кавказа, с.228). Чамхара в первичной локации название речки или речек, истоков р. Макера, назв. пер. и горы вторичны. Первую часть связываем с вост.-иран. Чим «луг, трава» родственен Чаман в пушту «луг, лужайка, зеленеть», чаманзар «луг» (ПРС с. 321) в талыш. яз. Чимен «луг, лужайка, полянка» (ТРС с 248), тадж. Чим «дёрн- верхний слой почвы, густо переплетённый травянистой растительностью» (Розова). Второй элемент Хара связываем с древнеиран. глагольной основой harа «передвигаться, течь, текущий» (ЭСИЯ,3, 369), в санскрите Чамхара может означать: «травянистые луга у текущей воды». Соответствия: на Кавказе -Чамлык, Чемульга в Ср. Азии Чимкент, Чемолган, Чимган.

109. ЧАПАЛ - невысокий горный хребет на западе КЧР, выделяются две заметные вершины г. Чапал 1-й и г. Чапал 2-й. Корень иранск. Чап «сгибать(ся), гнуться(ся), быть неровным, кривым», этимологически связан с общеиранскими корнями kaup, kaub. Производные значения «кривой, изогнутый, купол» также основа «cap» (чап) означает: «левый, обратная сторона изнанка, перевернутый, извилистый, изогнутый» (ЭСИЯ,2, 226). Топоним Чапал означает «изогнутый неровный вздутый (хребет)».

Соответствия: пер. Чипер и ЧиперАзау в КЧР.

110. ЧАТ (чад) - термин часто встречается в назв. небольших горных речек с крутым руслом и в назв. вершин: г. Чат-баши (ущ. Узункол), г. Чаткара (восточный край Эльбруса) и др. Термин изначально иранский, в авест. cat «колодезная яма», ср.перс. cat «яма, колодец», вахан. cot «течь, промоина, яма с водой, водоем, глубокая (вода)» осет. cad «озеро» согд. catа «колодец», в пашто, тадж., перс.: cah, coh, сa «яма, колодец» (ЭСИЯ, 2, 252 ЭСОЯ, 1, 285 ЭСВЯ, 130), заимствован в тюркский из ср.-перс. и сако-хотанского в значении «колодец» (Чочиев), попав в Словарь Махмуда Кашгарского. В древнетюрском языке к 10-11 веку Чат изначально означал: «шлепать, ударять сгонять, пригонять (скот)», к этому добавилось значение «колодец» (ДТС, 141). По свидетельству Чурсина Г.Ф., изучавшего в 1920-х годах топонимию Карачая, элемент Чат означает «котловина», т.е. близко к ср.-перс. «яма, колодец», в карач. понимании Чат «лощина, ложбина», буквально промежность (КБРС, 728). В топонимии Казахстана Чат (шат) сводиться к понятию: расчлененная оврагами и расщелинами возвышенность (гора, гряда) нижние части долин, буквально «место соединения ног» (Койчубаев, 250 Мурзаев, 433). На карте С.Кавказа названия с элементом Чат (чад) это в основном небольшие речки с горных склонов и долин имеющие древнеледниковый рельеф: цирки, кары, каровые озера, «каровые лестницы», межгорные озеровидные поляны, вот эти кары (впадины, ямы, котловинки), часто с водой, как на склонах, так и в самих небольших ущельях и называются иранским (осет.) термином Чат (Чад, Цад), речки же в таких ущельях часто с большим перепадом высот и с наличием каров, «каровых лестниц», также называются Чад, Чат. Примеры: р. Кынгыр-чад-су, р. Кол-чад, р. Джалов-чат, ур. Джол-су-чат в ущ. Даут, хр. Чегет-чат (на с.-в. склоне множество каров - ям, незрелых цирков), г. Чат-баши (склоны горы и всего кряжа расчленены, в верховьях водостоков множество каров, цирков (ям), каровых лестниц, есть небольшые озерца) и др.

111. ЧАУЛУ-ЧАТ - уроч., ручей в верховье р. Нахар, перевал. Чауул в карач. «каменая осыпь», однако в тюрк. яз. (казах., кирг.) такого термина не находим.

В тоже время иранский термин caul обозначает: «имеющий наклон, глубокий, яма» (ЭСИЯ, 4, 356). Соответствие р. Чаул-чад в ущ. Аксаут. СМ. Чат.

112. ЧЕГЕТ-ЧАТ - хребет в р-не р. София, также г. Чегет-баши в ущ. Чегем, г. Чегет-Джара южнее с. Безенги, г. Донгуз-Чегет-Карабаши в Приэльбрусье. В осет. Чагет (цаегат) «северная сторона, тыльная сторона» (ДРС, 616), в балкар. Чегет «северная сторона», в карач. Чегет «лес, лесной» (КБРС,730). Но наши топонимы на местности и на картах обозначают не склоны и не лес, а именно горные вершины и гребни, причем в чаще без леса. Первичное значение связываем с др.- иран. cakata, ср. перс.cakat, cagad «вершина горы, макушка, темя», согд. cakat «лоб», в курд. cakat «горы» (ЭСИЯ, 2, 215 ЭСОЯ, 1, 296 ЭСКЯ, 1,248), что и отражено в наших названиях гор. Осетинское значение «северная сторона» вторично, термин в этом же значении усвоен в балк. и карач. язык, в последний с доп. значен. «лесной». Сев.-вост. склоны гребня имеют древнелениковый рельеф с множеством каров и незрелых цирков (ям).

113. ЧЕРЕНКОЛ, ЧИРИККОЛ, ЧИРАККОЛ (ущ. Эшкакон), ЧАРОХ (дол. Загедан), ЧЕРЕК (КБР) – реки и речные ущелья. В основе гидронима корень Чар, его связываем с праиран. корнем car «двигаться, передвигаться, быть в движении, пасти, жить» и его авестин. производным cara- «передвигающийся, двигающийся (непрерывно), вращающийся» (ЭСИЯ, 2, 227-229), т.е. всегда в постоянном движении. В санскрите carа «движущийся», caratha «движущийся, подвижность», в ином произношении cara «жидкость, вода» (Кочергина, 207, 637). Признак движения в гидрониах относим к движению воды (течению реки) в значении «течь, текущая вода» (Трубачев О.Н. Назв. рек Правобер. Украины. М. 1968 г., 183 о гидрониме Богучар). В таджикском чори «протекающий, проточный», оби чори «проточная вода», чори шудан «течь, протекать» (ТРС с 303).

Вторичное значение Чар, чор «узкое ущелье, теснина» отложилось в ягн. словаре в значении «теснина, ущелье» (Хромов, 15, 71). В пушту Чур «промоина, размыто», Чураг «расщелина, русло (реки), овраг», Чаробай «водопад», Чуран «водоотводная канава», Чарак «плеск льющейся воды», Чура «темное мрачное ущелье» (ПРС, 314-316, 324). В балкарском черек-«река» (КБРС, 731), это как пример усвоения иранского термина от иранцев-алан, в тюрко-кипчакских родственных яз.-х подобных терминов не находим. В Балкарии местное население всякую большую реку (и её ущелье), называет Череком, что согласуется с нашими выводами: Безинги-черек (р. Урвань), Чегем-черек, а Терек назв. Тэрк-черек (Тепцовъ В.Я. По истокам Кубани и Терека. 1892 г).
Формант Кол - в совр. карач. значении «ущелье, большая балка», в др. -тюрк. «долина, реченка» (ЭСТЯ, К, с.42-43), на крайнем ю.-в. Казахстана «долина» (НарынКол). В тоже время, праиранская форма kaul, caul «углубление, имеющий наклон, яма», др.-инд kulya «яма, канава, углубление» в перс. и курд. kol «яма, углубление, впадина». Толкование Черен-кол: «текущая, движущаяся (вода), река в ущелье, долине». Соответствия по корню Чар: в Дагестане- аул Чирката и Чарода, р. Чирагчай в Азерб. -ЧирагДере, Черектар в Ср. Азии- Чарджоу, Чардара, ЧорЧарог, Чари, ЧарЧашма, р. Чарын в бассейне р. Дон- р. БагуЧар, р.Чир в Крыму р.ЧерГунь в Синьцзяне (Китай) р. Черчен и р. Чира.

114. ЧИГОРДАЛИ – урочище на луговом склоне в ущ. Кизгич, также назв. близлежащая речка, перевала. Локация топонима - урочище выше зоны леса рядом с тропой, хорошее место остановки, отсюда более поздние названия речки и перевала. Местные авторы иногда толкуют название как «граничный (перевал)», в карач. языке Чек «граница, рубеж», чек ден чыгъаръа «перейти границу, не знать меры, перейти дозволеное» (КБРС, 73) в «материнском» казахском яз. шек «граница», шекара «черта, грань, граница, рубеж». Если речь о границе, то кого с кем?, карачаевцы впервые появились в этих местах уже после ухода абазин 1860-х гг. и после разрешения в конце 19 века царскими властями пользоваться опустевшими пастбищами на казенных землях. Подобное толкование, полагаем, это подбор созвучных карачаевских слов.

В топониме Чигордали выделяем части Чигор и Дали. Элемент Чигор связываем с сaegar (цагар)- осет. «плеш, лысина» (см. Цагеркер). Элемент Дали связываем с dala «долина, лощина» (ЭСОЯ, 1, с.352, ЭСВЯ, 165). Общее значение ЧигорДали: «плешивые лощины". Воронцов-Вельяминов о тропе и перевале: «В сторону Кизгыша подъем и спуск по великолепной тропе можно делать почти не слезая с лошади, путь часто используется для прогона скота».

115. ЧИЛИК - река с хр. Абишира-Ахуба, озеро, гора, хребет. В санскрите cala «двигающийся, вращающийся, колеблющийся, непостоянный, подвижный, ветренный» (Кочергина, 208), в гидронимах о воде. В арийском сal тождественно car «передвигаться, быть в движении» (ЭСИЯ, 2,227). В осет. яз. Чала, звучит как Цъала -«долина, заболоченность у реки, пойма» в шугнанском Чёл «лужа, грязь» в пушту Чала «паводок, наводнение, вода вышла из берегов» (ПРС, 320) в ваханском Чал «мокрое топкое вязкое место, жидкая грязь, болото, журчание» (ЭСВЯ, с 119) в курд. Чал «яма, ров котловина» (ЭСКЯ,1, 250). В Иране и Тадж. Чале «яма, впадина, овраг, ров, неглубокий колодец» (Савина, Розова Мурзаев, 431). Таким образом, термин Чал это вогнутая форма рельефа с непостоянным и неустойчивым стоком воды, либо водосборная низина. Первичная локация топонима Чал- река и озеро. Названия гор (г. Чилик, хребет Чилик, г. Чилик-Скала), возможно, связано с др.-инд. cila «камень, скала» (Кочергина, 645) или вторичны от гидронима. Соответствия: р. Чиликор у пос. Кр. Восток ур. и р.Челмас в ущ. Баксан, р. Рау-чиле -приток р. Черек-Безенгийский (санскрит raya «поток напор, натиск») ледн. ЧаликГаницете в Осетии на юго-востоке Грузии - СартиЧала, р. БорЧала в Азерб. местность СангаЧал. На Урале город Челябинск (чел+оби)- водосборная низина. Ср.Азия: Чильдара, Челек, оз.Челкар, Чиландзар, СараЧелек, р. Чилик. СМ. Салынган.

116. ЧУММУРЛЫ - река, приток Худеса, одноименная гора 2548 м (сев.-зап. от Эльбрус) на картах 1877- 1980-е гг., однако на карте 1995 г. впервые обозначена как Чунгурлу. В топониме Чуммурлы выделяем элементы Чим и Мур: Чим в иран. «луг, трава, зеленеть, дерн», СМ. Чамхара. Элемент Мур «лощина, ложбина», СМ. Мурсалы. Общий перевод: «луговые влажные ложбины». Название горы вторично от назв. ущелья.

117. ЧИРАК-ТУПУР - вершина в уплощенном вытянутом плато с обрывистыми склонами в истоках р. Подкумок. Первую часть связываем с ближайшим гидронимом р. Чираккол означающим: «движущаяся (вода) + ущелье, углубление». Топур в дигорском «бугор, холм, выпуклый» (ДРС, 490). В целом ороним означает: «выпуклая холмистость над речными ущельями». СМ. Черенкол

118. ЧИСТОГАН - гора у пос. Загедан. В Осетии топонимы с корнем «чыс» не редкость: р. Чыстыдон в ущ. Фиагдон, г. ЧАС в ущ. Терек. Корень «чыс» означает: «валун, гравий, щебень» (Цагаева, 206,352, ОРС). В ваханском яз. cas- «склон горы, пригорок, место склона, по которому могут скатываться камни», возможно связь с сhis «верш, гора, холм» (ЭСВЯ,139). Ган - вероятно суфикс, указывает на пребладание того, что определяет корень (Цагаева, 153). Не исключаем связь элем. Ган с первичным кан «рыть, копать, разрушать, осыпать». Толкование: г. Чистоган (кан) «гора, с вершины и склонов которой сходят (осыпаются) камни».

119. ЧУЧХУР - реки в истоках р. Кизгич, в истоках р. Худес, в районе Домбая. В карачаевском Чучхур -«водопад», ближайшие родственные кипчакские яз. ногайский и казахский такого термина не имеют и вообще слов на «ч» не имеют. В осетинском цухцур «вода падающая с желоба», в дигор. цухцур «струя, водопад, каскад, желоб водосочной трубы» (ДРС, 630), в чечен. чахчари (в топонимах чачар, чочхар) «водопад», в лезгинском чар-чар «водопад» (ЭСОЯ, 1, с 327).

Если в слове цухцур выделить элемент Цур (внеосетин. произношение чур, чар), его можно связать с иран. cara «движущийся, вращающийся (о воде)», в пушту Чаробай «водопад» (ПРС, 316). СМ. ЧЕРЕНКОЛ. Первый элем. Цух пробуем связать: 1) с осет. цух «разрыв, отделятся (отрываться, отпадаться)» в отношении отделения и отрыва струй воды в водопаде 2) с дигор. цаехъал «волна» 3) с дигор. цъух «рот», цъухдонае «водопой» (ДРС, 624, 636). Т.о. «водопад» можно осмыслить как «извержение, отрывание и отпадение струй (воды)». При пересогласовке ЧахЧара, дает ЧучХур, ЧочХар.

120. ШАУДОН, Саудон – осет. saw-don «черная вода (родниковая)», но правильнее в произношении swadon (sawaedon) «источник, родник, ручей», восходит к srawa-danu «текущая вода» из и.е. sreu – «течь» родственно др.-инд. srau «течение, истечение» и производным- «река, русло, поток», родствен славян. «струя», из алан.-осет. идут балк. шаудон, чеч.-инг. шавдон. Осетин. swar, sawaer «мин. источник» этимиолог. неотделим от swadon, но восходит к srawa-ra. Формант -ra родственен rautah, srotas, rod, rout «река, течение, русло реки» (ЭСОЯ, 3, 176-177,179 ЭСКЯ, 2, 214 ЭСИЯ, 6,397). Соответствия на С.Кавказе: Шаукам (swakom), Шаукол, Шаурту, Шаурдат (КБР) Шаурдон, Садон (swadon) в Осетии Шовхалберд, Шовдан в Чечне в Тадж. - Шаутароч, Шаушан, Шавгардан.

121. ШАУХАЛ - приток р. Аксаут южнее с. Хасаут-Греческий. Шау (Сау) «черный» в осет., но происходит от swa-don «источник, ручей» и srawa-danu «текущая вода».

Корень Хал восходит к др.-иран. [h]al < har < арийским sar/sal «струиться, течь, текучая вода, сток» (Шапошников, 815), в санскрите hala «вода» (Кочергина, 772).

В осетин. Хаел-хаел «журчание» (о текущей воде) в микротопонимии Хаел-хаелты дон «журчащая вода» (Цагаева с 166, 205). Общее значение Шаухал: «журчащее течение ручья». СМ. Халега.

122. ШАУШУИБ – река с сетью мелк. притоков в верховье Худеса. Выделяем фрагменты: шау-ша-об: шау и ша связываем с осет. swa-don «родник» от srava-danu «текущая вода» (СМ. Шаудон). Элемент Иб - от Аб - инд.-иран. «вода, река» (ЭСОЯ 1, 367 ЭСИЯ,1,311-312), в употреблении этот термин давно не встречается, но в топонимах всего С.Кавказа он присутствует. Толкование Шаушуиб: «река образуемая водой множества родников». Соответствия по иранс. форманту Оби «вода, река»: р. Абсаланы-Кишлак р. Абрау, р. Дооб (р-н Новороссийска) р. СирАб в Азерб. и др.

123. ШАХАН – отдельная крутая горка в 200 м высотой между р. Марух и Аусаут севернее с. Марух. Назв. родственно ягноб. Шах - крупная скала (Хромов), часто встречается в иранской топонимии Ср. Азии, в Тадж. ущ. Шахдара, в Азерб. гора Шахдаг. Шахан как производная форма Шах, означает холм-останец со скалистой верхушкой. На южном Урале и нижней Волге ШИХАН – отдельные холмы с правильными склонами и хорошо выраженной вершиной (Мурзаев). Скопление оронимов Шахан отмечали в западном Предкавказье, в частности на Малой и Бол. Лабе и др. местах.

124. ШУБШУРУК – речка со склонов хребта, приток Кубани, напротив селения им. К. Хетагурова. В гидрониме выделяем элементы: шау-об-шау-рау (swa-ob-swa-rau), элем swa «родник текущая вода», ob (ap) «вода, река» (ЭСИЯ,1,311-312), третий элем. праиран. rau, rud «течь, струится, литься» (ЭСИЯ, 6,394), в санскрите raya «поток напор, натиск» (Кочергина, 539). В тоже время Шурук можно сопоставить с пушту Чарак «плеск льющейся воды», Чураг «расщелина, русло (реки), овраг» (ПРС, 314-316, 324 СМ Санчара), звук «ч» нередко может переходить в «ш», и обратно, особенно если звук «ш» уже присутствует в начале слова. Также Шурук можно сопоставить с гидронимами Черек (КБР), Чурук-су (Крым). Толкование гидронима: «текущая вода с напором, натиском» (с крутых склонов) или «текущая вода в овражистой расщелине».

125. ЭЛЬБРУС – высочайщая гора Европы 5642 м, хорошо видимая с разных направлений с удаления более 100 км. Особенностью древних индоевропейских представлений о горах является их большой размер и огромная высота гор, достигающих туч и небес, у холодных вершин высоких гор собираются тучи, которые аккумулируют влагу и затем служат источником влаги и осадков. Обозначение горы часто происходило по признаку «высокий, высь» от основы barz, burz «возвышаться, высокий, длинный, увеличиваться в размерах», авест. berezant «высокий», baraz «вершина, высь, гора», осет. barzond «высота, гора», дигорск. барз «куча, возвышение, курган» арм. berj «высота» немец. berg «гора» и др. (ЭСИЯ, 2, 116—121 ЭСОЯ 1, 254 Гамкрелидзе и Иванов, 665-673 Мурзаев, 60). Термин присутствует в топонимах: г. Эльбрус на Кавказе, горная система Эльбурс (Эльборз) в Иране г. СархБарзонд, г.Барзикау, г.Баржибын в Осетии г.Барзонти, г.Барзалам, г. Барзилам в Чечне.

Вершины высоких гор часто скрыты в тучах и облаках, на своей холодной поверхности горы накапливают воду ввиде ледников и снега (на Эльбрусе снежно-ледовый панцирь достигает 400 м) и одновременно производят текущую воду образуя ручьи, реки, подгорные родники. Дожди, ливни, снегопады в горах всегда начинаются с повышенной облачности в высокогории, отсюда магическая связь гор с тучами, дождем и влагой. Понятия «начало, верховье, исток» у рек, особенно в засушливом климате в условиях оазисного орошаемого земледелия и горного рельефа связано всегда со снежным высокогорьем, понятия «исток» и «высота» сближаются. Поэтому первую часть в назв. ЭльБрус связывают с и.-е. корнем al- «исток, источник». Также al связано с др.-иран. [h]al- < har и арийским sar-/sal- «струя, текучая вода», в производных al «река» albruz < hal-burz < har-brza, буквально «высокая струя». (Трубачев, 85 Шапошников, Дисс. 398-400 ЭСИЯ,3, 369-370). Элемент Al «исток, река» нередко наблюдаем в гидронимах: р. Аликановка (р-н Кисловодска) р. Сал-Али (Али «речка») в Чечне р. Алгети и Алазань в Грузии р. Альма в Крыму местность Елетен в Туркмении оз. Алло в Фанских горах, р. Иляк в р-не Душанбе р. Или на юго-вост. Казахстана, р. Илек в Оренбуржье, оз. Эльтон и р. Иловля (al+ оv + lai) в Волгоградской обл. оз. Але и р. АлоЛя в Псковской обл. на юго-вост. Афганистана р. Али-танг и Алин-гар река Алабуга в Татарстане.

126. ЭЛЬБУРГАН - водораздельная вытянутая возвышенность с вершиной 1297 м разделяющая р. Кубань и Мал. Зеленчук, рядом одноименные речки и селение. Элемент Эль в топониме связываем с сарматской топоосновой al «источник, река» (Шапошников, 398-399). Не исключаем возможную этимиол. связь оронима с осетин. уаел (ал, ел) «наверху, сверху, над, на», уаелхох «нагорный, высокогорный» (ОРС) в топониме г. Уилпата 4649 м, при этом нередко в условиях горного рельефа наблюдается схождение понятий «высота» и «исток». Элемент Бурган от barz- «возвышаться, высокий, длинный», в поздних формах berg: немец. berg «гора» славян. «брег, берег» (ЭСИЯ, 1, 116-119 ЭСОЯ 1, 254 Мурзаев, 60). Толкование Эльбурган «высокая возвышенность» относительно низких речных долин, или «высокий исток, горный водосток» (возвышенность питает водой ряд ручьев) Также сообщалось, что Эльбурганом, в прошлом именовалось плато Бечасын к северу от Эльбруса. СМ. Берзандык, Боргустан, Брюдж, Эльбрус.

127. ЭЛЬМЕЗ-ТЕБЕ - речка, маленькое озеро, гора сев.-вост. Хурзука. Название Эльмез относим к речке, Эль от al «исток, река» Мез связываем с дигор. маез-маезаей «хлестать, струится, литься струей» (ДРС,364), осет. mizym «течь струей, струйкой», восходит к иран. maiz, miz «течь струей, струиться, сочиться» (ЭСОЯ, 2, 126 ЭСИЯ,5,163). Назв. горы вторично, с добавление тюрк. тебе: «холм у струящейся речки» а назв. реки: «струющаяся речка».

ТОПОНИМЫ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА (Краснодарскй край) объяснимые на индоиранской основе. В литературе с алан.-осет. происхождением связывали названия г. Оштен (адыг. шха «гора» + дан «вода», «гора дающая начало рекам») г. Кулдун «склон скат высоты», р. Уруштен (орс-дон «белая река»), р. Фарс. Приводим еще топонимы в которых можно увидеть форманты объяснимые с санскрита и иранской этимиологии: р. Анапка (ap «вода») р. Абгара («аb «вода»+ gara «глотать, наполняться жидкостью») пр. Кепши р. Адерба («dara» ущелье, река») пр. Мезыб р. Агура (gar «глотать, наполняться жидкостью») р. Ачипсе (acu «быстрая»+ адыг. псы «вода») р. Абин (ab «вода, река») р. Алепси (al «исток, река») р. Абрау (ab «вода»+raya «поток, напор») р. Бугай (bag «быстро двигаться, бурлить, вздыматься») р. Дюрсо (dara «река») р. Дооб и р. Дугуаб (du«две» +ab «воды, реки», аналог Дуоба, Дугаба в горах Ср.Азии) р. Дедеркой (dara+kau, аналог р. Дерекой в Крыму) Вардане (vara «вода» +dan «быстрая вода, река») р. Мезыб (maiz «течь струей, струиться» + ab «вода») р. Учдере (acu «быстрая»+ dara «река») г. Шахан (шах, sah «скала») р. Убин (ab) р. Шингарь (gar «наполняться жикостью») южнее Анапы р. Чокрак (coh «колодец, яма, источник») р. Чамлык (чим «луг, дерн, трава») р.Челбас (cala «двигающийся, подвижный (о воде)» р.Туапсе (tuya «торопливая быстрая ( о воде)» или toya «вода» + адыг. псе «река, вода») хребет Абаго(baug, bug «гнуть, выпуклость, бугор») хр. Бабук (bau, вu «возрастать, увеличиваться» + baug, bug «гнуть, изгиб, выпуклость, бугор») хр. Ассара (sar «верхушка, голова»). Хребет Чилипси (cila «камень, скала», если назв. первично связано с горами, или если первичное назв. связано с гидронимом, то cala «двигающаяся (о воде), подвижная») г. Сапун, вероятно из и.-е. seup-, soup- «насыпь, холм, сыпать, рассыпать».

Название р. Уруштен можно понимать не как принято на осет. основе - орсдон «белая вода», а на основе арийск. ras «течь, струится», санскрита rsati «течь, струиться», raya «поток, напор» и tanu «тонкий, худой», tanava «тонкость, худощавость» (Кочергина, 136,234,239, 539), родственно талыш., пушто, тадж. tang(a) «тесный, теснина» (РАС, 903) толкование Уруштен: ras-tanu «течение, поток в теснине, узком ущелье».


Некоторые ТОПОНИМЫ АБХАЗИИ. К рассмотреным названиям Грибза, Джесар, Капашистра, добавляем еще ряд названий, в которых можно увидеть элементы на основе санскрита и иранской этимиологии, аналогично тем, которые мы рассмотрели ранее: пер. АхукДара (dar "ущелье, река) р.Аданге (танг, данг "узкое ущелье, теснина" р.Агурибза и Ингур (gar «глотать, наполняться жидкостью») р. Дуаб (du+ab "две реки") р. Чхалта (корень hala "вода" или hal «идти, двигаться», в гидронимах «течь») в ущ. Кодора р. Аргуния (ar "движение вниз" + Ган "умножаться, наполняться (водой), прибывать") р. Мачара (корень Чара «движение, проход, течение») ур. и г. Ачадара (от первичного гидронима: acu, acuya «быстрый, быстро» + dara «река, ущелье») р. Ацетука (acu «быстрая» + taku «спешащий, торопящийся (о воде)» (санскрит Кочергина,103, 231 taka «сильное течение» Шапошников, 492-493), одноименное назв. горного хребта вторично р. Юпшара (op "вода" + jara "быстрое движение", jhari "река, поток, водопад" или sara "быстро двигаться, течь, струится" (СМ Абишира) Пицунда -продолжающего ср.греческий топоним pitunda сопоставимо с др.-инд. топонимом Pithunda (Шапошников, 213) р. Кодор (корень dara «расщепление, речное ущелье») р. Тоумыш (toya «вода», toya-dhara «водяной поток» (Кочергина,248) уроч. Дандаръ на р. Кедон (Броневский С. Новейш геогр. и истор. известия о Кавказе, 1823г. ч.1, с. 295) Авадхара (av, ab, aр «вода» + (d)hara «течь, струиться»).

Некоторые топонимы Сев. Кавказа переводимые на основе АБАЗИНСКОГО языка: Ажюмга (джьма «коза» + гвара «ограда» ?, с 1926г на карте хр. Ужум и г. Ожум), Пхия (Пххъа -пригорок), г. Джисса (мелкий дуб), Дзыкапш (красная вода), Адзапш (дзы «вода» + пш «вода,река»), Ахва, хва (возвышенность, гора, хребет), Бых, бхвы (гора, скала), Шха (голова, верх), Бжага (балка, ущелье), Бна (лес), Дзы (вода), Дзых (родник), Жырта (место где копают), Кылхара, кынхара(дыра,щель), Псыхва (долина реки), Бгы ( адыг. холм, гора), Пш, псы (вода, река, побережье), Псыж(старая вода), Тхы (адыг. хребет, гребень горы).

ТЮРСКИЕ топонимы и форманты проще распознать и этимиологизировать, они, как правило, простые в произношении, часто как добавление-уточнение к иранским топонимам. Западнее и севернее Старого Карачая появились лишь после предоставления земель карачаевцам Царской власть после 1870-80-х в ущ. Теберда и Мара и Советской властью в 1920-х годах в ущ. рек Кубань, Джегута, Зеленчук, Подкумок. Такие топоформанты и топонимы имеют соответствия в ногайском, казахском или киргизском яз.: Сырт (холмистая возвышенность), Аю (медведь), Кая (скала), Кара (черный или камень/гора), Джугутур (быстро спускаться), Баш (голова, верхушка), Аманауз (плохое «джаман» опасное низовье реки), Су (вода), Орта (средний), Тебе (холм), Кол (ущелье), Уллу (большой, великий), Озень (маловодная река), Айры (раздвоеный, разделяться), Кичкенекол (короткое ущ.), Тау (гора), Кышкаджер (голые обрывы), г. Караултюбе (сторожевой холм), Узункол (длинное ущ.), Хотютау (приплюснутая гора), Ташлы-кол (каменистое ущ.), Жалпакол (плоское ущ.), КырКая (нагорные скалы).

Принятые сокращения и термины: и.-е. –индоевропейский формант- словообразующий элемент формирующий топонимы ороним –название элемента рельефа (гор и долин) гидроним- имя водного объекта гора – возвышенность более 200 м с выраженными склонами и подошвенной линией долина- вогнутая вытянутая форма рельефа вдоль речных русел с уклоном от верховья к низине ущелье -глубокая и узкая долина с крутыми склонами теснина -очень узкое ущелье с отвесными склонами, почти без берегов, труднопроходимое СМ – смотреть указанный разбор Кар- чашеобразное углубление в горном рельефе оставшийся после древнего оледенения, группы каров, расположенных в несколько ярусов, один под другим в водостоках и долинах, образуют каровые лестницы.


ЛИТЕРАТУРА, ИСТОЧНИКИ.
  • Абаев В.И. Осетинский язык и фольклор. М.–Л., 1949. (ОЯФ)
  • Абаев В.И. Скифо-Аланские Этюды, с.275- 290.
  • Абрамян Г.С., Мурзаев Э.М. Армянская географическая терминология.
  • Абрамова М. П. Ранние аланы Северного Кавказа III-V вв. н.э. М. 1997
  • Алемань А. Аланы в древних и средневековых письменных источниках. М., 2003
  • Алексеева Е.П. О происхождении абазин и расселении их в средние века в кн. Проблемы этн. Истории народов карачаево-Черкесии. 1980 г
  • Алексеева Е. П. Этнические связи сарматов и ранних алан с местным население Северо-Западного Кавказа (III в. до н. э. IV в. н. э.). -Черкесск.1976
  • Алексеева Е.П. Археологические памятники Карачаево-Черкесии. М. Наука. 1992.
  • Апостолов Л. Я. Географический очерк Кубанской области, Тифлис, 1897
  • Алексеев В.П. Происхождение народов Кавказа. М. 1974 г.
  • Алимов С.И. По следам преданий. О названиях перевалов. Что значит слово "мулла" и др.
  • Бухарова Г.Х. Отражение следов индоиранской теонимии в Башкирской гидронимии. Вестник Башкирского университета.2012. т.17. №1.
  • Бухарова Г.Х., Топонимы индоиранского происхождения, характеризующие водные объекты и горный ландшафт Башкортостана. Вестник АН РБ, 2013, т18, №2.
  • Бухарова Г. Х.Башкирские топонимы, образованные от субстратных географических терминов индоиранского происхождения Российский гуманитарный журнал. 2016. Том 5. No5 с.524)
  • Ваганов С. В. Значение охранно-карантинной линии по границы кубанской области с Закавказьем, в связи с условиями животноводства в нагорной полосе. // Известия ОЛИКО, выпуск I, Екатеринодар, 1899 г.
  • Воронцов- Вельяминов Б.А. Пушешестивие в Архыз. Краеведческие разведки в верховья реки Зеленчук в 1927 г.
  • Ворошилов В.И. Топонимы Российского Черномория. Майкоп. 2007 г.
  • Гаджиев М.С., Кузнецов В.А., Чеченов И.М. История в зеркале паранауки, критика современной этноцентрической историографии С.Кавказа. М., 2006.
  • Гадло А.В. Этническая история Северного Кавказа lV -X вв. Л. 1979. Этническая история Северного Кавказа X-XIII вв. СПб. 1994.
  • Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры в 2 т. Тбилиси. 1984. т. 2, с.665-683 741-746 916-930.
  • Ган К.О. Первый опыт объяснение Кавказских географических названий. 1909/
  • Гатагова Л. С. Кавказ после Кавказской войны: этноконфликтный аспект // Россия и Кавказ сквозь два столетия / СПб. 2001. С. 47-57.
  • Гейбуллаев Г.А. Топонимия Азербайджана, 1986 г. с.50-63.
  • Генко А.Н. Из культурного прошлого ингушей. Записки коллегии востоковедов. Л., 1930, с 724.
  • Дзиццойты Ю.А. К вопросу о реликтах скифо-сармато-аланской лексики в топонимии Осетии. Вопросы ономастики. 2018. Т. 15. № 1. С. 30–50. О некоторых реликтах древнеиранской лексики в топонимии Осетии. Известия СОИГСИ 29(68) 2018, с.117.
  • Дзиццойты Ю.А. Нарты и их соседи. Владикавказ 1992г.
  • Динник Н.Я. Большой Зеленчук и хребет Абишира-Ахуба.1899 г.
  • Дульзон А. П. Древние топонимы Южной Сибири индоевропейского происхождения. В кн.: Новые исследования. М., 1964. Опыт этнической привязки топонимов субстр. происхождения. 1966 г.
  • Иванюков И. и Ковалевский М. У подошвы Эльборуса // Вестник Европы, № 1. 1886.
  • Индо-европейские корни и языки: proto-indo-european.ru garshin.ru
  • Калоев Б.А. Осетинские историко-этнографические этюды. М. 1999г.
  • Калоев Б.А. М.М. Ковалевский и его исследования горских народов Кавказа. М.1979. с. 56 и 172(предания балкарцев)
  • КАРТЫ: топографические карты Генштаба масштаба в 1 см 500 м, в 1см 1км, издания 1980-х годов Военно-топографическая пятиверстная карта Кавказского края от 1871,1877 и 1926 г., карты от 1902, топограф. карты 1936-1940 г. и карты порталов retromar.ru etomesto.ru nakarte.me.
  • Клейн Л.С. Древние миграции и происхождение индоевропейских народов. Санкт-Петербург 2007.
  • Ковалевская В. Б. 2005. Кавказ - скифы, сарматы, аланы (I тыс. до н. э. - I тыс. н. э.). М. 2005.
  • Кузнецов В.А. Христианство на Сев. Кавказе до 15 века. Владикавказ. 2002.
  • Кузнецов В.А. Очерки истории алан. Вл. 1992 г.
  • Кузнецов В. А. Алания в X-XIII вв. Орджоникидзе. 1971.
  • Кузнецов В. А. Аланские племена Северного Кавказа. М.: АН СССР, 1962.
  • Кузнецов В.А., Чеченов И.М. История и национальное самосознание. Вл. 2006 г.
  • Кузнецов В.А. Введение в Кавказоведение. Вл. 2004 с 94-97, 132-139
  • Кузнецов В.А. Аланы и Кавказ. Осетинская эпопея обретения родины. Вл. 2014.
  • Коков Д. Н. Адыгская Топонимия. Нальчик. 1974.
  • Лавров Л.И. Карачай и балкария до 30-х годов 19 века. Кавказский этнографический сборник. М. 1969, с 7-151
  • Лурье П.Б. Историко-Лингвинистический анализ Согдийской топонимии. Дисс к.ф.н. С-Петербург 2004.
  • Малкондуев Х. Х. Историко-героические песни карачаево-балкарского народа (конец 14-18 века). 2015г.
  • Малкондуев Х.Х. Этническая культура балкарцев и карачаевцев. 2001. с 9, 13, 22, 67, 172.
  • Матвеев А.К. Древне уральская топонимия и ее происхождение. Вопросы археологии Урала,1961, в.1, с. 137
  • Минаева Т.К. К истории алан Верх. Прикубанья по археологическим данным. Ст. 1971. С 80
  • Миллер Вс. Ковалевский М. Въ горскихъ обществахъ Кабарды. 1881г.
  • Миллер Вс. Осетинские этюды, ч.3. 1887г. гл. 1, с. 7-11. Владикавказ, 1992, (с.505-509)
  • Мурзаев, Э.М. Местные георгафические термины. М. 1970г.
  • Никонов В.А. Нерешенные вопросы ономастики Поволжья. Ономастика Поволлжья. Ульяновск,1969. С.265-274.
  • Основы иранского языкознания. Древнеиранские языки. М. 1979.
  • Памятники Алано-осетинской письменности. Владикавказ. 2013.
  • Прозрителевъ Г.К. Древние христианские памятники на Северном Кавказе. Ставр. 1906 г.
  • Петров А.Е. Шнирельман В.А. Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов. М. 2011.
  • Петрусевич Н. Извлечение из отчета об осмотре казенных свободных земель нагорной полосы между реками Тебердой и Лабой. 1870 г.
  • Россиков К.Н. В горах северо- западного Кавказа. ИИРГО, 1890, т. 26.
  • Сулейманов А.С. Топонимия Чечено-Ингушетии. ч.1. 1976 г. ч.2. 1978 г.
  • Торнау Ф.Ф. Воспоминания кавказского офицера. 1835 г. М.1864 г. с 92-106.
  • Федоров Я.А. Историческая этнография Сев. Кавказа. М. 1983.
  • Цой В.А., Аширов С.А. Tопонимы Угам-Чаткальского Национального Парка. «Западный Тянь-Шань: путешествие к истокам». Ташкент. 2008 г.
  • Чочиев Г.В. Иранские заимствования в «Словаре тюрских наречий» Махмуда, Аль-Кашгари. Филологические науки, вып. №12(78), декабрь 2018г.
  • Чурсин Г.Ф. Географические названия в Карачае. Биллютень КИАИ (кавказ. историко-арх. ин-т). Л.,1929, №5
  • Шапошников А.К. Языковые древности Северного Причерномория (Этимология языковых реликтов Северного Причерноморья, Словарь). Диссертация на соискание д.ф.н. М. 2007
  • (Шапошников А.К. Сарматские и туранские языковые реликты Северного Причерноморья // Этимология 2003–2005. М., 2007. с. 255–322. Индоарика в Северном Причерномории. Вопросы языкознания 2005, №5 с. 30-66).
  • Шнирельман В.А. Быть аланами: интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в ХХ веке. М. 2006.
  • Эдельман Д.И. Географические названия Памира в сб. Страны и Народы Востока, вып. 16, 1975г.
  • Эдельман Д. И. Сравнительная грамматика восточноиранских языков. Фонология. М. Наука, 1986. Лексика. М. 2009 г.

  • СЛОВАРИ:

  • Андреев М.С. Пещерева Е.М. Словарь. Ягнобские тексты. 1957г.
  • ДРС, Дигорско- русский словарь. сост. Таказов,2003
  • ДТС, Древнетюрский словарь Л. 1969.
  • Ионова С.Х. Абазинская топонимия. 1992г.
  • Коков Д.Н. Шахмурзаев С.О. Балкарский топонимический словарь. Нальчик. 1970.
  • КБРС, Карачаево-Балкарско-Русский словарь М. 1989.
  • Кочергина В.А. Сансркитско-русский словарь. М.1987
  • Койчубаев Е. Краткий толковый словарь топонимов Казахстана. 1974.
  • Мурзаев Э.М. Словарь народных географических терминов. М. 1984.
  • Махмуд ал-Кашгари. Диван Луга ат-Турк. (Словарь тюрок) Алматы, 2005.
  • ОРС, Осетино-Русский словарь. 1970.
  • ПРС, Асланов М.Г. Пушту –русский словарь. М. 1985.
  • ПрРС, Рубинчик Ю.А. Персидско-русский словарь. М. 1985.
  • РАС, Зудин П.Б. Русс.-афганский словарь. М. 1962.
  • Розова Л.И. Словарь геогр. терминов и других слов форм. топонимию Тадж. ССР. М., 1975.
  • Савина В.И. Словарь географ. терминов и других слов, форм. топонимию Ирана, М.,1971.
  • Хапаев С.А. Географ. названия Карачая и Балкарии. М. 2013
  • Цагаева А.Д. Топонимия Сев Осетии. Владикавказ. 2010.
  • КРС, Бектаев К., Казахско-русский словарь.
  • КгРС, Юдахин К.К. Киргизско-русский словарь в 2-х книгах. М. 1965г.
  • НРС, Ногайско-Русский словарь, М. 1963.
  • ТРС, Колонтаров Я. Новый таджико-русский словарь, Душанбе,2008 г.
  • Трубачев О.Н. Indoarica в Северном Причерноморье. М., 1999.
  • ЭСИЯ, Расторгуева В.С., Эдельман Д.И. Этимиологический словарь иранских языков, т.1,2,3.
  • ЭСИЯ, Эдельман Д.И. Этимиологический словарь иранских языков, т.4,5,6.
  • ЭСВЯ, Стеблин-Каменский И.М. Этимиологический словарь ваханского языка. С.-П. 1999г.
  • ЭСКЯ, Цаболов Р. Л. Этимологический словарь курдского языка, в 2-х томах. 2001.
  • ЭСОЯ. Абаев В.И. Историко-этимиологический словарь осетинского язык в 4-х томах.
  • ЭССРЯ, Шапошников А.К., Этимиологический словарь современного русского языка в 2 - томах.
  • ЭСТЯ, Этимиологический словарь тюрских языков в 7 томах. М. Под ред. Э.В. Севортян.
  • IuKi, 2021 г.


    Читайте на Mountain.RU:

    copyright Mountain.Ru 1999-2021