Главная

Автор: Евгений Буянов, СПб
Дата публикации: (03.09.2021)
Фотографии

Тайна гибели группы Дятлова.
Документальное расследование (издание шестое).
Посвящается светлой памяти группы Дятлова

Глава V
Разгадка тайны радиации

  • Глава I. Вводные данные
  • Глава II. Трагические находки и вопросы без ответов
  • Глава III. Рождение легенды
  • Глава IV. Разгадка тайны «огненных шаров»
  • Одной из загадок аварии Дятлова явилось обнаружение пятен радиоактивности на отдельных фрагментах одежды дятловцев, - на двух свитерах под № 1 и № 4 и на «низе шаровар от № 1». Выводы экспертизы звучали так:

    ВЫВОДЫ
    1) Исследованные твердые биосубстраты содержат радиоактивные вещества в пределах естественного содержания, обусловленного Калием-40.
    2) Исследованные отдельные образцы одежды содержат несколько завышенные количества радиоактивных веществ или радиоактивные вещества, являющегося бета-излучателем.
    3) Обнаруженные радиоактивные вещества или радиоактивное вещество при промывке образцов одежды проявляют тенденцию к смыванию, т.е. вызваны не нейтронным потоком и наведенной радиоактивностью, а радиоактивным загрязнением бета-частицами. (Главный радиолог города Левашов).
    Из дополнительных вопросов эксперту следовало, что (кратко):
    4) Уровень загрязненности отдельных частей одежды (№ 4 – свитер коричневый) доходил до 9900 распадов в минуту на 150 кв. см, а после промывки в течение 3 часов в проточной воде он составлял 5200, что примерно соответствовало норме для одежды людей, работающих с радиоактивными веществами (до промывки). Пояс свитера № 1 показал до промывки 5600, а после промывки – 2700. Т.е. этот пояс до промывки был активирован немного больше нормы для работающих с радиоактивными веществами, а после промывки имел естественный фон. Нижняя часть шаровар от № 1 показала 5000 распадов до промывки и 2600 после промывки. Т.е. до промывки – норму для работающих с радиоактивными веществами, а после промывки – обычный фон.
    5) Одежда загрязнена или радиоактивной пылью, выпавшей из атмосферы, или эта одежда была подвержена загрязнению при работе с радиоактивными веществами, или при контакте. Это загрязнение превышает норму для лиц, работающих с радиоактивными веществами.
    6) С учетом того, что до исследования участки одежды находились в проточной воде около 15 дней, можно полагать, что их загрязненность могла быть во много раз большей, но здесь надо учитывать, что одежда могла промываться неравномерно, т.е. с разной степенью интенсивности.
    Исследование на радиацию проводилось прибором со свинцовым домиком - менее совершенным предшественником-аналогом прибора ДП-100, который здесь изображен на фото страницы 217 книги «Военно-морская и радиационная гигиена, т. 2., С-Пб, ЛИО «Редактор», 1999. Испытуемый образец помещался в свинцовый «домик», изолировавший его от внешних излучений, и с помощью датчиков прибора измерялась интенсивность излучения образца внутри «домика» по числу регистрируемых радиоактивных распадов. Наличие радиоактивности на отдельных частях одежды дятловцев в этой истории исходно виделось «слабым» фактом при внимательном анализе материалов экспертизы.

    Во-первых, в 40-ка образцах тканей дятловцев никакой повышенной радиоактивности экспертиза не обнаружила. В тканях содержалось естественное количество радиоактивных веществ, - такое же, как в пробах человека, погибшего в Свердловске в ДТП и определенное обычной концентрацией радиоактивного препарата Калий-40 в тканях человека. Повышенную радиоактивность обнаружили всего на трех фрагментах одежды из десяти: на «свитере коричневом» от № 4, 9900 распадов в минуту, нижняя часть шаровар от №1 – 5000 распадов в минуту, пояс свитера от № 1 – 5600 распадов в минуту. Радиация оказалась слабой, - она максимально превышала естественный фон в 3,7 раза (9900 распадов против 2700), - лишь на одном фрагменте одежды, а на двух других превышала примерно в 2 раза (5600 и 5000 против 2700 распадов). Причем 5000 распадов в минуту, - это нормальный уровень для людей, работающих с радиацией. По крайней мере, для Колеватова это был нормальный санитарный уровень радиоактивности. Да и для Кривонищенко, который не был обследован, поскольку находился в первой группе погибших. Но его вещи могли находиться среди вещей последней «четверки». Все подобные превышения очень слабые. Среднее превышение естественного фона, - это в десятки раз, а сильное и опасное для здоровья в сотни и тысячи раз. Ничего такого здесь не наблюдалось. Поэтому по показателям уровня радиация незначительна. Отсюда следуют определенные выводы:
    - погибшие дятловцы не были поражены радиацией (в их тканях она не обнаружена)
    - причины гибели дятловцев прямо с радиацией не связаны, – радиация не была причиной гибели.
    - все попытки прямо связать причины гибели дятловцев с воздействием радиации лишены основания, - они совершенно несостоятельны, они недостоверны.
    Но здесь нельзя совсем исключить какую-то косвенную связь с причинами их гибели, - ведь пятна радиации на одежде обнаружены, - это факт доказанный.

    Откуда все же возникли пятна радиации на одежде?

    Значимость радиации пытались обосновать соображением, что она могла быть много выше до того, как одежду промыло водой, поскольку при промывке уровень радиации упал до естественного уровня. Но это очень сомнительное утверждение, поскольку падение радиации вследствие промывки водой как раз наоборот указывало на то, что отдельные фрагменты активированной одежды были промыты водой плохо. На основе таких утверждений можно делать прямо противоположные выводы. Такие утверждения проверкой недостоверных фактов не являются. Потому и утверждение о том, что «радиация могла быть много выше» не является достоверным. Оно могло бы быть достоверным, если бы радиация, хотя бы на одном фрагменте одежды, была «существенно выше» естественных уровней в десятки раз.

    Анализ фотографий показывает, что вода ручья по-разному омывала погибших, - Тибо-Бриньоль почти целиком лежал в ручье, Золотарев и Колеватов – на краю ручья, а Дубинина чуть в стороне на склоне, на другом берегу. Рядом с водопадом, - ее ручеек омывал её только сбоку. Так что их одежду пропитало грязью, и про нее нельзя сказать, что вода ее промывала хорошо и равномерно. Операционная сестра Солтер отмечала, что дятловцы поступили к ней «очень грязными», что по всем признакам навеяно воспоминаниями о прибытии последних четырех, найденных в ручье.

    Такая слабая радиация вполне могла попасть на одежду из верхнего слоя почвы. Именно в верхнем слое почвы на глубине до 5 см оседали радиоактивные пылевые осадки от ядерных испытаний в атмосфере. Именно так экспертиза и объясняла происхождение радиации. Но могли быть и другие источники заражения, - они ниже указаны.

    Естественно возникал и вопрос: а не связана ли эта радиация с какими-то «испытаниями» или ЧП, которые и привели к гибели дятловцев, пусть и не от радиации, а путем каких-то иных воздействий?

    Казалось, что гипотеза об «испытаниях» или техническом ЧП - это лишь одно из возможных предположений, которые пока ничем не подтверждены. Есть факты, которые прямо противоречат гипотезе об «испытаниях». Так, если бы испытания проводились, или произошло техническое ЧП, район был бы тщательно блокирован. И в него не допустили бы посторонних лиц, - в том числе и туристские группы, и спасателей. А поиски погибших были бы проведены только силами военных, спецслужб или отдельных ведомств (министерств) с соблюдением режима секретности. По крайней мере, подписку о «неразглашении» взяли бы со всех участников поисков, но эту подписку со спасателей и руководителей поисковых групп не брали по свидетельству и Слобцова, и других поисковиков. А Масленников и Яровой дали подписки не КГБ, а прокуратуре, причем «по дате» (14.05.59, листы 4-5 тома 2 дела) уже после окончания поисковых работ.

    Другое соображение против «испытаний»: к чему эти «испытания» в глухой тайге, без специального оборудования полигона? Такие испытания ничего не могут дать, - это пустая затея при огромных затратах на новую технику. А какая-то нештатная «аварийность» испытаний слишком сомнительна из-за большой удаленности района. Сюда мало что могло «залететь по дальности». Здесь есть еще много таких «против».

    Если бы дятловцы подверглись все общему заражению, у них были бы пятна радиоактивности на многих частях одежды, а не только на трех. И они бы «хватили» радиации внутрь. Но внутри у них ничего не нашли. Проникающая радиация при «испытаниях» - не такая вещь, которая действует направленно на что-то и на «кого-то». Она заражает всех и всё (пусть и неравномерно), - заражение является общим, а не фрагментарным. Все эти факты указывают на то, что заражение фрагментов их одежды было случайным, и очень небольшим. И никакого «большого» заражения, якобы ликвидированного в результате отмывки водой, здесь не было и в помине.

    Поэтому объяснение причины возникновения радиации вследствие «испытания», кроме естественного выпадения из атмосферы, считались недостоверными, а остальные возможности, включая испытания со слабыми источниками радиоактивности типа «Герань», «Генератор» (и другими) считались не заслуживающим внимания. «Недостоверность» объясняется отсутствием подтверждающих фактов. Значительно более правдоподобными выглядели объяснения о случайном заражении от естественных источников радиоактивности.

    Но анализ возможных естественных источников заражения радиацией мало что дал. Было ясно, что этих источников много, - в первую очередь грязь из верхнего слоя почвы от атомных взрывов на Новой Земле, - ближайшие производились 25.10.58, - один маломощный, второй мощный, термоядерный, воздушный в 190 кТ (10 «Хиросим» в одном заряде). Причем облако от этого взрыва могло за 2-3 суток по Сев-Зап. ветру достичь района Сев. Урала. Источником могла быть и работа Колеватова и Кривонищенко в радиологических лабораториях. И Кыштымский радиоактивный выброс под Челябинском (сентябрь 1957 г., - тогда Кривонищенко там присутствовал). И радиация от мощных атомных предприятий Свердловской и Челябинской области, - тогда сливали много их отходов (в том числе и в реки). И военный вертолет, на котором перевозили погибших. И мешки, в которых их перевозили. И геологический отвал, который они посещали в начале похода. Трудно сказать, - из какого источника могла попасть радиация на одежду. Было лишь ясно, что возможных источников много, но «откуда дровишки», - непонятно.

    Каскад газодиффузионных машин на огромном электрохимическом заводе Д-1 под Свердловском для производства высокообогащённого оружейного урана-235

    Обратились к результатам экспертизы и проанализировали, какие радионуклиды могли быть причиной радиации. Результаты экспертизы и длинные списки изотопов информации дали немного. Исходно известно, что присутствовало только бета-излучение, но вот другие не обнаружили. По этому факту удалось сделать лишь несколько качественных оценок. Из многих радионуклидов (более 200) определенным казалось лишь наличие изотопа Стронций-90 (38Sr-90). А по факту отсутствия других излучений стало ясно, что продукт распада не мог быть слишком «старым», - с происхождением более 5 лет. В старых продуктах остаются обычно только изотопы стронция-90 и Цезия-137 (55Cs137), дающие примерно равную активность. Но Цезий-137 дает и гамма-излучение, а здесь оно не зафиксировано. Было ясно, что активированная грязь на одежде дятловцев не являлась слишком «свежей», - ведь нашли их через 3 месяца после аварии, а она образовалась, видимо, еще раньше. По крайней мере, самые короткоживущие и самые активные изотопы, например, йод 53I131 с периодом полураспада около 8 суток, уже распались. Ведь после 10 сроков полураспада элемент практически полностью исчезает с падением активности более чем в тысячу раз. Качественно лишь стало понятно, что радиация имеет какое-то «среднее» время происхождения в пределах от 0,5 до 5 лет.

    Может, что-то подскажут специалисты? Но в данном случае обращение к ним привело только к одному определенному выводу: уровень заражения радиацией ничтожен. И профессор Лощаков И.И., и позже профессор Гаврин Ю.Н. из СПбГПУ (физики-ядерщики «Политеха»), узнав, о каких уровнях заражения по числу распадов идет речь, сразу заявили, что подобные «уровни» превышения естественного фона (в 2-3 раза) настолько невелики, что их не следует воспринимать всерьез. А Гаврин заявил, что по современным представлениям весь эксперимент поставлен неправильно, и что без определения изотопного состава спектрометром его результаты некорректны. В общем, с этой «проблемой» нас выставили за дверь. Объяснив, что никакой «проблемы» здесь нет. Лощаков (а позже и Гаврин) укрепили представление о том, что вся эта радиация «очень недорого стоит», но, все же, непонимание осталось. Все же продолжались размышления, откуда могла прийти эта радиация, пусть и столь ничтожная? Вновь пролистали длинную таблицу изотопов и выписали другие изотопы с бета-активностью, которые имели и гамма- активность. Таких изотопов около 40, - часть из них не была слишком активной ввиду большого периода полураспада, а часть вряд ли могла присутствовать в твердом виде из-за того, что в природе существовала в газообразном состоянии. Но дальнейший анализ изотопов снова ничего не давал, - было неясно, какие из них создали радиацию на одежде дятловцев, какова роль каждого в общем балансе, каково их происхождение. Снова поиск завел в тупик.

    Тупик заставил изменить направление поиска. Может, что-то даст анализ расположения загрязненной радиацией участков одежды? Потому дальше решили разобраться насчет принадлежности вещей, чтобы узнать, на ком были активированные предметы. В актах радиологической экспертизы вещи значились под номерами в группе – от 1 до 4. Очевидно, номер служил признаком принадлежности к кому-то из последней четверки. «Коричневые» свитеры по актам экспертизы имелись однозначно на Колеватове и на Дубининой (серо-коричневый свитер). На Золотареве нашли «черный» свитер, на Тибо-Бриньоле – «шерстяной поношенный свитер» без четкой идентификации цвета.

    Кто же № 4 – Колеватов или Дубинина в актах экспертизы? Из актов еще следовало, что на № 4 были «черные рейтузы» и «белый свитер». Эти признаки определили, что № 4 – это Дубинина, поскольку по описаниям в актах исследования причин смерти на Дубининой однозначно было «черное трико» («рейтузы») и «бежевый свитер». Ясно, что спутать «белый» свитер со «светло-бежевым» в условиях сильного загрязнения одежды совсем нетрудно. Номер 1 «оставался» за Колеватовым (по признаку наличия «коричневого свитера»), номер 2 – за Золотаревым по признаку наличия «телогрейки из овчины» (меховой безрукавки). А № 3 методом исключения доставался Тибо-Бриньолю.

    Уже позже (4.03.08) в деле (лист 370) обнаружилась справка, подписанная Ивановым, в которой говорилось:

    «…В актах экспертизы все объекты исследования пронумерованы с № 1 по № 4 т.е.
    № 1 Колеватов
    № 2 Золотарев
    № 3 Тибо-Бриньоль
    № 4 Дубинина. Как в актах вскрытия. Иванов (подпись)»

    Ошибки нет: № 4 – это Дубинина, а самый активированный свитер с 9900 распадов с участка 15 на 15 см надет на ней. Это она застыла на трагичном фото рядом с водопадом ручья. И вспомнились слова операционной сестры Солтер: «…Все они поступили очень грязными!..». И вспомнилась еще отрывочная фраза из акта радиологической экспертизы, приведенная выше: «…С учетом того, что до исследования участки одежды находились в проточной воде около 15 дней, можно полагать, что их загрязненность могла быть во много раз большей, но здесь надо учитывать, что одежда могла промываться неравномерно, т.е. с разной степенью интенсивности…».


    Погибшая Люда…

    Погибшие в ручье (Колеватов, Золотарев, Тибо)

    Внезапно в сознании все эти 4 факта соединились, и «слились» вместе в один неожиданный вывод. Этот вывод оказался прост и «прозрачен», как «стеклышко»: наиболее сильно «светили радиацией» самые загрязненные участки одежды. А «светили» они просто потому, что грязи на них прилипло в несколько раз больше, чем на других участках. Люда лежала на мокром грунте, в грязи, и пояс ее светло-коричневого свитера оказался наиболее загрязненным участком одежды (9900 распадов). Тоже относится и к поясу и низу шаровар (брюк) Колеватова, - они тоже в контакте с землей, что видно на другом снимке погибших у ручья. Они были в грязи, а потому и сильнее «светили» радиацией. При экспертизе радиологи приняли во внимание «площадь» образца одежды, но массу содержащейся на этой площади грязи не учли. А от количества этой грязи прямо зависел уровень ее «бета-свечения»! Ведь прибор «чувствовал» радиацию только от того вещества, которое находилось в свинцовом домике, - от грязи и ткани образца.

    А вот предположение о том, что одежда могла, якобы, иметь более сильное загрязнение до ее промывки водой, – оно предстало и как верное, и как совсем неверное. Ведь для этого «вывода» на самых загрязненных участках одежды грязи должно быть еще в десятки раз больше! Это полная чепуха, - это тогда уже будет не «одежда», а кусок почвы с лоскутом ткани. Да и не будет он сильно «светить», - он будет сам сильно поглощать бета-излучение, имеющее небольшую проникающую способность.

    Но парадокс в том, что это предположение позволило найти вывод правильный, найдя противоположное объяснение, простое и понятное, - радиация увеличена на самых загрязненных участках одежды только потому, что грязи на них больше. А то, что при промывке эта грязь смывалась, - это как раз было правильным фактом в тексте выводов экспертизы, - там верный факт соседствовал с неверным предположением Иванова. При промывке радиация сразу падала до естественной нормы, - до тех уровней, которые были отмечены на других фрагментах одежды. Здесь воспринимать результаты экспертизы надо прямо и естественно, - максимум радиации был «максимумом», а не каким-то выдуманным «минимумом» от другого уровня, который «мог быть много больше».

    Можно заметить, что самые низкие уровни радиации зафиксированы именно на «нижней части брюк» Тибо-Бриньоля (№ 3). А почему? Да потому как раз, что он-то и лежал ниже всех в ручье, его вода промывала лучше всех, и на его одежде оказалось меньше всего грязи. Потому на ней и отмечен наименьший уровень радиации, - всего 600 распадов в минуту, - в 9-17 раз ниже максимальных уровней. А Золотарев и Колеватов лежали на краю ручья, и их одежду промывало по-разному. Отдельные части промыло, а вот «пояс свитера», да край шаровар» лежали на влажной почве и загрязнились сильно.

    Связались с супругами Солтер. Пелагея Ивановна сказала, что в Ивделе дятловцев раздевали, обмывали, одевали в чистую одежду и отправляли в гробах в Свердловск. А их вещи отправляли, собрав в мешки. П.И.Солтер не помнит, чтобы эти вещи подвергались промывке или стирке, - это в Ивделе не делали. Теперь очевидно, что не делали это и в Свердловске. В противном случае на одежде не осталось бы никаких следов «радиации».

    И Иванов, и радиологи этот момент пропустили. Похоже, радиологи здесь мало задумывались о выводах. Они добросовестно выполнили экспертизу, привели ее результаты и на этом «закончили». Глубоко продумывать результаты исследования и делать обобщающие выводы они не стали. А Иванов в своих выводах ошибся, - он отвлёкся на радиологическое исследование, но не исследовал погодные условия в ночь трагедии.

    Погибшие в ручье: фотомонтаж Александра Сидина (слева внизу) из трёх снимков – двух верхних и правого снимка внизу. Кружками выделены характерные совпадающие детали соединённых снимков

    Поверхностный слой почвы наиболее активирован от выпадающих осадков атмосферы после ядерных испытаний на северных полигонах, - прежде всего, полигона на Новой Земле. Оказалось, что за 1957-1958 г.г. на Новой Земле (зона С) было проведено 26 воздушных и один наземный ядерные взрывы общей мощностью 20,66 МТ в тротиловом эквиваленте. Что превышает мощность всех ядерных взрывов в воздухе, произведённых на семипалатинском полигоне: 17,4 МТ ТЭ (всего с подземными взрывами – около 38 МТ ТЭ)! Общая мощность взрывов: 20,66 МТ ТЭ – кубик тротила с ребром 231,7 м (плотность тротила 1,654 Т/м3). При высоте здания МГУ со шпилем -240 м. Вот перечень самых мощных ядерных взрывов с их порядковыми номерами, которые произвели в эти годы на полигоне Новая Земля, Сухой Нос:
    45 - РДС-37-24.09.1957 - Д-2-Воздушный-Бомба - 2000 м (высота взрыва) - 1600 кТ - Термоядерный - Первое воздушное испытание на Новой Земле.
    47 - РДС-37-06.10.1957- Д-2-Воздушный-Бомба - 2120 м - 2900 кТ - Термояд., усовершенств. вариант РДС-37
    52 - поколение "РДС-37+"-23.02.1958 - Д-2-Воздушный-Бомба - 2500 м - 860 кТ - Термоядерный
    54 - 27.02.1958 - Д-2-Воздушный-Бомба - 1500 кТ - Термоядерный
    61 - 21.03.1958 - Д-2-Воздушный-Бомба - 2500 м - 650 кТ - Термоядерный
    63 - 30.09.1958 - Д-2-Воздушный-Бомба - 1500 м - 1200 кТ - Термоядерный
    64 - 30.09.1958 - Д-2-Воздушный-Бомба - 2500 м - 900 кТ - Термоядерный
    71 - развитие РДС-37-12.10.1958 - Д-2-Воздушный-Бомба - 1450 кТ - Термоядерный
    72 - 15.10.1958-, Д-2-Воздушный-Бомба - 2150 м - 1500 кТ - Термоядерный
    73 - РДС-46А?-18.10.1958- Д-2-Воздушный-Бомба - 2900 кТ - Термоядерный
    78 - РДС-46А?-22.10.1958- Д-2-Воздушный-Бомба - 2070 м - 2800 кТ - Термоядерный
    79 - поколение "РДС-37+"-24.10.1958 - Д-2-Воздушный-Бомба - 1525 м - 1000 кТ - Термоядерный
    Другие видимые возможные источники радиации по энергетике и способности разброса радиоактивных веществ совершенно несопоставимы по своим показателям с этой колоссальной мощью! Превалирующие ветра западного и северо-западного направлений (в частности, и западного ветра стратосферы, и ветра арктических циклонов) вызвали выпадение активированных осадков, - в том числе в районе Сев.Урала. Ясно, что «львиная» доля выпавшей радиации в 1959 году происходила, видимо, от термоядерных взрывов 1958 года (16 МТЭ), - поэтому срок жизни продуктов распада составлял от 5 до 16 месяцев (считая от января-октября 1958 г., когда проводились испытания до мая 1959, когда была проведена экспертиза). По таблице основных составляющих излучений продуктов распада в учебнике радиационной медицины ясно, что при возрасте около 1 года основную долю и всех излучений, и бета-излучений дают три изотопа: 66 процентов даёт 58Церий-144 (58Ce144 - совместно с продуктом его распада празеодимом 59Pr144) и примерно по 7 процентов дают Цезий-137 (55Cs137) и стронций-90 (38Sr-90). А при большем времени жизни изотопов доля Церия снижается, а доля Цезия и Стронция увеличивается, поскольку у Церия период полураспада равен примерно 285 суткам (а у Цезия и Стронция он около 30 лет). Энергетическая доля гамма-излучения у Церия мала (не более 11 процентов), у Цезия она примерно равна (85 процентов) по уровню бета–излучению, а у Стронция-90 её нет. Поэтому в целом энергетика гамма-излучения не превышает 20 процентов общего уровня бета-радиации. Поэтому гамма-излучение и не обнаружили на фрагментах одежды: энергетический уровень этого излучения лежал в пределах естественного фона исследуемых образцов. Изотопы Циркония-95 (40Zr95) и Ниобия-95 (41Nb95), а также образующийся при термоядерных испытаниях Тритий (1Н3) при распаде тоже дают бета-излучение (их влияние заметно при возрасте продукта распада менее полугода).

    Таблица вклада отдельных важнейших радионуклидов в полную активность продуктов деления в зависимости от их возраста на скане страницы 147 книги
    «Военно-морская и радиационная гигиена, т. 2., С-Пб, ЛИО «Редактор», 1999.

    Нам пытались ещё возражать с использованием тезиса: на полигонах отслеживали метео информацию и проводили испытания, когда ветра относили радиоактивные облака в сторону от территории страны. И поэтому заражение радиацией, якобы, не происходило. Но тезис этот - очень слабый и неубедительный. Испытания проводили, исходя не из «направления ветра», а из общих метеоусловий, от которых зависели условия наблюдения и условия бомбометания. А также из условия, чтобы радиоактивные облака не проникали сразу на территорию пограничных государств (чтобы не вызвать их недовольства и с целью обеспечения секретности испытаний). А «направления ветра» не было главным метео фактором при проведении испытаний. И на разных высотах радиоактивные облака разрывались воздушными потоками и уносились ими в различных направлениях. Такое случилось, например, при испытаниях первой термоядерной бомбы РДС-37 мегатонной мощности (1,6 МТ ТЭ) на Семипалатинском полигоне в 1955 году. Тогда облако от мощнейшего взрыва поднялось на огромную высоту, его разорвало на три части, которые разошлись в совершенно разных направлениях на запад, на север и на восток. Наибольшее выпадение радиоактивных осадков от испытаний на Новой Земле наблюдалось в зоне до 40-50 градусов северной широты по превалирующим ветрам с запада и севера. Ясно, что севернее – в зоне 60-х градусов С.Ш. выпадение в ещё больших количествах тоже происходило, - вот «наш» случай как раз наглядно показывает, что это имело место.


    Термоядерный взрыв бомбы РДС-37 22 .11.1955 г. на Семипалатинском полигоне – облако взрыва с прозрачной «юбочкой» частично скрыто облачностью «Гриб» облака взрыва имел высоту 13-14 км при диаметре 25-30 км
    РДС-37 (Википедия)
    «Ядерный гриб» (Википедия)
    Тритий (Википедия)
    Материалы МАГАТЭ


    Куб тротила с ребром 231,7 м – масс-эквивалент 20,7 МТ ТЭ
    Таким образом, на основе дополнительной данных о ядерных испытаниях и о составе радионуклидов в продуктах распада удалось установить не только состав изотопов, определивших бета-активность образцов, но также примерный возраст изотопов и их примерный процентный вклад в общую энергетику излучения. Интересным фактом, связанными с ядерными испытаниями явились факт очень высокой энергетики испытаний на Новой Земле: несмотря на большее число взрывов на Семипалатинском полигоне (примерно в 3,5 раза) их суммарная энергетика была в 15 раз ниже энергетики взрывов на Новоземельском полигоне. И, несмотря на большее (примерно на 30 процентов) число взрывов, проведённых в США за всё время их ядерных испытаний, их суммарная энергетика была меньше энергетики советских ядерных взрывов.

    Незначительное количество радиоактивной пыли из атмосферы, находившееся в слое почвы и создало небольшую дополнительную радиацию, которую почувствовал прибор при большом количестве грязи в образце. Большее количество грязи давало большее количество распадов при естественном уровне радиоактивности грязи.

    Так что «повышенная радиация» на отдельных частях одежды дятловцев возникла вследствие их сильного загрязнения от поверхностного слоя почвы. А попытка анализа состава радионуклидов оказалась вначале ложным, тупиковым путем расследования. Верный же путь с выяснением источника загрязнения при наличии дополнительной информации о радионуклидах позволил определить и состав радионуклидов, и примерный возраст продуктов распада.

    Несколько экспедиций в район перевала Дятлова привели к обнаружению многих предметов, занесенных туда спасателями: металлические зонда, остатки гильз, лыжные крепления, банки от консервов, триконь, плоскогубцы и т.п. Но каких-то следов «посторонних людей» или «следов испытаний» не нашли. Приборные обследование радиационной обстановки организаторами экспедиций Кунцевичем Ю.К., Коськиным А.А., а также Буяновым, не привели к обнаружению очагов повышенной радиации в зоне аварии, - уровни естественной радиоактивности там были ниже, чем в городах (в городах они выше из-за промышленных выбросов веществ в атмосферу). Хотя Кунцевич и Коськин долго и активно искали там и следы «техногенной аварии», и следы «криминального преступления» с участием посторонних лиц для подтверждения конспирологических версий Трагедии.

    Зона С полигона на Новой Земле – зона проведения воздушных испытаний

    Новоземельский испытательный полигон - Государственный
    Центральный полигон Российской федерации

    Предположения и слухи о происхождении этой радиации вследствие «испытаний» со слабо радиоактивными веществами в боевых частях «Герань» и «Генератор» не подтвердились. Академик Академии Космонавтики им. К.Э.Циолковского А.Б.Железняков нам сообщил:

    «Действительно в Советском Союзе проводились эксперименты, когда в головной части ракет размещались жидкие и газообразные вещества, "подкрашенные" радиоактивными изотопами (программы "Герань" и "Генератор").

    Работы с "Геранью" завершились в 1953 году. Проведенные эксперименты показали неэффективность распыления радиоактивной жидкости из единой емкости - слишком мала оказалась зона поражения. "Генератор" продемонстрировал лучшие показатели, и работы над ним имели продолжение. В декабре 1954 г. - январе 1955 г. (1, 6, 23, 25 декабря 1954 г., 4, 15, 25, 31 января 1955 г.) с полигона "Капустин Яр" было выполнено восемь пусков ракет Р-2 с головными частями "Генератор-2". Работа по теме "Генератор-2" ("двойка" от ракеты Р-2) велись до весны 1955 года и завершились созданием соответствующей головной части, которая была принята на вооружение. 6 августа и 23 ноября 1955 г. были проведены еще два пуска с головными частями "Генератор-2". Вероятнее всего, отстрел серийных "головок". Однако мне не удалось найти сведений о ее поступлении в войска. Вероятнее всего, если и была изготовлена партия таких головных частей, то они хранились в арсеналах, а не на "точках". Надо учитывать, что такие "головки" - оружие не оборонительное, а наступательное. В середине 1955 г. начались работы по теме "Генератор-5" ("пятерка" от ракеты Р-5). Головная часть, похоже, была разработана в середине 1957 г., так как 5 сентября, 3 ноября и 26 декабря 1957 г. были проведены три пуска ракет Р-5 по теме "Генератор-5". Каких-либо сведений о дальнейших работах нет. Мне кажется, что тема не имела дальнейшего продолжения. Во-первых, из-за появления мощных и компактных ядерных "головок", во-вторых, из-за того, что в "грязной" бомбе, каковыми можно считать "Генератор-2" и "Генератор-5", эффективнее использовать твердые радиоактивные вещества, нежели жидкие. Само место проведения испытаний (Семипалатинский полигон, да и возможные места пусков ракет - Кап-Яр, Байконур, Сары-Шаган) настолько удалены от Уральских гор, что даже в случае аварийного запуска ракет (Р-2 или Р-5М), они не могла достигнуть того места, где погибла группа Дятлова". С уважением, Александр Железняков

    Ясно, что проведение подобных испытаний вне специальных полигонов в глухой тайге было совершенно бессмысленным. А сама идея использования «грязных бомб» оказалась технически несостоятельной и неэффективной. Эксперименты проводились со слаборадиоактивными веществами, а для боевого применения требовались вещества с мощной радиоактивностью, которые хранить и использовать для боеголовок крайне опасно и дорого ввиду их сильной радиоактивности и малых сроках жизни. Ясно, что для производства боевых радиоактивных смесей предполагалось использовать высоко-радиоактивные отходы производств расщепляющих материалов для ядерного оружия с малыми сроками жизни из-за их высокой радиоактивности. Но эта техническая «идея фикс» могла быть использована спецслужбами СССР для сокрытия числа советских ядерных боеголовок и ракет в условиях, когда их было ещё мало. И для отвлечения внимания спецслужб США и НАТО на эти «сверхсекретные» работы (т.е. для дезинформации). Чрезвычайная засекреченность этих работ и их крайне низкий реальный «выход» указывают именно на такой возможный вариант развития событий: идея, показавшая несостоятельность, была использована в последующем не для боевого применения, а для дезинформации.


    Активная ссылка


    Кунцевич Юрий Константинович, председатель фонда «Памяти группы Дятлова» и объединения бойскаутов Урала, педагог (Екатеринбург)

    Коськин Алексей Александрович, инженер, активист расследования (Екатеринбург)

    Семяшкин Сергей, руководитель экспедиции – 2009 на перевал Дятлова (Сыктывкар)

    Проверка факта взаимосвязи радиации на одежде дятловцев с аварией на комбинате «Маяк» в Челябинской области 29 сентября 1957 г. показала, что «Восточно-уральский радиоактивный след» от этой аварии располагался южнее и юго-восточнее места Трагедии группы Дятлова, и это воздействие туда проникнуть не могло. Мощность взрыва ёмкости с радиоактивными отходами составляла от 70 до 100 тонн в тротиловом эквиваленте.

    Вот карта этого следа, а остальные карты радиоактивного загрязнения от Кыштымской аварии можно найти тут


    Радиоактивное загрязнение в результате взрыва 29 сентября 1957 г. – Кыштымский выброс (плотность загрязнения приведена для стронция-90, Ku/км2)

    Вот так разгадали тайну радиации. Вот так удалось стереть налет радиоактивной «пыли» с аварии Дятлова. Не являлась эта «радиация» значимым фактом определения причин этой трагедии. Это, впрочем, было ясно с самого начала, но не всем и не «совсем». Чтобы отбросить этот факт, как ничтожный и никак не связанный с главными причинами катастрофы, его следовало объяснить.

    С объяснением явлений «огненных шаров» и «радиации» естественными причинами отдалённых испытаний ракет и ядерного оружия основа «техногенных» и «криминальных» версий Трагедии была разрушена: факты в пользу этих версий не подтвердились, как значимые факты для обоснования причин Трагедии. Следующая глава на основе проведенных нами проверок даёт естественные объяснения другим фактам, которые также пытались использовать для обоснования недостоверных «версий» Трагедии группы Дятлова.

    Чиать далее >>>>>

    copyright Mountain.Ru 1999-2021