Главная

Автор: Шура Балаганов, Красноярск
Дата публикации: (07.10.2020)
Фотографии

Мемуары в жанре трёпа.
Часть III

  • Часть I
  • Часть II
  • О гибели Юры Субботина

    Продолжая несколько пессимистичный тон повествования, хочу рассказать о трагической, неожиданной, до боли нежданной, гибели Юры Субботина и его жены на Мане. Как писала Люба Самсонова, от жизни до смерти один шаг и хорошо бы его не делать. Это произошло ближе к осени. Был очень сильный ветер. Описываю это всё со слов Димы Улюкова, который на катамаране вчетвером тогда тоже сплавлялся. Более того, они с семьёй Субботиных и их другом, так получилось, последний вечер провели на одной стоянке, у одного костра. Как всегда, песни под гитару – Дима очень хороший гитарист. Общались. По словам Димы, обсуждали кучу идей о совместных мероприятиях. А на следующий день раз – и всё. Как я слышал, они плыли втроём на резиновой лодке Юры. Налетел жуткий, очень сильный шквал, перегруженную лодку перевернуло, и выплыл только друг Юры. Я его не знаю, может он моложе или сильней, дело не в этом. Не стало нашего любимого, талантливейшего художника, красноярца, столбиста и его жены, которые любили, прославляли наши Столбы, и о гибели которых я просто не мог не написать, хотя лично не знал. Конечно, не Пушкин, но от души.

    Не понять, почему так нелепо устроено в жизни
    Что прекрасные люди так рано уходят от нас
    И никак не привыкнуть к тому, как вдруг зло и внезапно
    Смерть-злодейка нам подло наносит удар всякий раз
    Почему и за что наша добрая мягкая Мана
    Забрала тех, кто верен ей был и любил столько лет
    Как ни горько, мой друг, но наверно на эти вопросы
    Мы с тобою навряд ли когда-то узнаем ответ
    Сколько раз здесь сплавлялись они со своими друзьями
    И качала их нежно, как в зыбке, на лодке волна
    А потом на стоянке под куполом звёздного неба
    У костра веселились они словно дети сполна
    И ведь только вчера ещё вместе мы весело пели
    Голосами тревожа на Мане таёжную тишь
    А сегодня, приятель, навеки прощаясь с друзьями
    Вместе с нами у свежей могилы ты молча грустишь
    Мы погибших на сплаве друзей никогда не забудем
    Пропоём в честь их песни, придумаем в память стихи
    И всегда проплывая Трубой в этом траурном месте
    Мы приспустим в дань скорби на всех своих мачтах флаги
    Почему и зачем наша добрая мягкая Мана
    Забрала тех, кто верен ей был и любил столько лет
    Как ни горько, мой друг, но наверно на эти вопросы
    Мы уже никогда не узнаем с тобою ответ
    Глядя на фотографии наших ребят, где они, пригнувшись к катамарану, пережидают порывы жуткого ветра, я понял, какой он был силы, и как трудно в такой ситуации подложить спасительную соломку, и остаётся только жалеть, что нельзя жизнь повернуть назад.

    В эту же тему хочу описать случай на сплаве, который произошёл со мной. Он не такой грустный, но тоже поучительный. Я, как всегда, плыл на своей двухместной резиновой лодке, дело шло к вечеру, и становилось прохладно. Я перед переходом на наш плот, как назло, решил одеться потеплей: натянул на себя тельняшку, прорезиненный плащ, и, кажется, резиновые сапоги. Забираясь на плот, я поскользнулся и во всей этой сбруе бахнулся в реку. Сейчас я понимаю, что легко отделался и, что хотя меня протащило под плотом, я не захлебнулся, умея неплохо плавать, и не саданулся башкой о многочисленные камни и поэтому вернулся на плот. Могло быть печальней, но и так вечер выпал не самый лучший. И я сказал Диме, что выбрасываюсь на берег, потому что могу сдохнуть от переохлаждения, будучи совершенно мокрым. Что и сделал, взяв с собой поесть и выпить. Выбравшись на берег, я перевернул вверх дном лодку, надел, что нашлось тёплое, выпил, сколько мог и залез под лодку.

    Однозначно, это оказался не лучший мой поход, но благо не смертельный. Утром вышло солнышко, потеплело, и я догнал компанию на стоянке. Потом всё как в моих стишках в плане веселия и отдыха, но урок я получил на всю оставшуюся жизнь, потому что финал мог быть и другим. По-моему, человек самое неорганизованное животное. Много лет назад предки собак обожгли в огне лапу, и фиг ты сейчас заставишь какую-либо шавку подойти близко к костру, а мы уверены, что вот у кого-то могут быть проблемы, а у нас-то точно нет. Часто получается по-другому, и хорошо бы об этом помнить.


    За жисть

    Дорогие друзья, заканчивая своё повествование, я хочу маленько обелить себя, сказать, что я был не только шалопай и выпивоха на Столбах и в институте. Да, на механическом факультете меня звали "деканом Вестибюльного факультета". У нас образовался клуб друзей под названием РП, что переводилось как Рабочие Парни или что-то похожее на Разгильдяи. Придумали программу максимум: купить бочку пива и головку сыра. И хотя мы даже делали взносы, это у нас не получалось, потому что как только собиралась приличная сумма мы её оставляли в нашем гастрономе и шли к родной берёзе.

    Пишу это не для того, чтоб показать, какие мы были шалопаи и как учились "чему-нибудь, и как-нибудь", потому что наши родители давали нам возможность в то время не работать. Самое интересное, что и я, и мне подобные друзья работали потом конструкторами, технологами, научными работниками и так далее, а наши бывшие пятёрошники – снабженцами, партийными работниками, в милиции и т.д.

    Я большую часть жизни работал инженером-конструктором в НПО «Сибцветметавтоматика» и в нашем Университете, и мне за себя не стыдно. Кстати, наш автоматический трактор ДЭТ-250, в котором куча моих чертежей, хорошо помог в Чернобыле. Я, туда не попал, потому что уже работал в университете, а мои друзья Володя Ромазанов и Володя Корольков, который не дожил до сорока лет из-за полученной дозы облучения, рассказывали, как японский "Камацу" начинал от радиации дёргаться и просто "чуметь", а наш вкалывал, тем более, что он мог управляться по кабелю. А автоматика наша работала на советских транзисторах величиной с кулак, но они исправно служили и в океане, и в космосе, и если надо, хоть где. Я так думаю.

    Хочу добавить, что с женой вырастил и выучил в Академии туризма нашу дочу Машу, которая с моим зятем Максимом подарила нам в Красноярске внука Ярослава, ему сейчас 14 лет, и в Анапе Андрюшу, ему сейчас два годика. То же можно сказать и о друзьях. Видимо, в наших уикендах у берёзы и в наших беседах "за жисть", мы тренировали не только желудки, но и мозги.

    Про Анапу

    Анапа, Старый Новый 2020 год, я у ёлки из пустых бутылок, где есть и мой скромный вклад

    Ну, и последнее. "Писарчук" я начинающий, и мой опус получился сумбурный и хаотичный и не только о Столбах, так что, друзья, не судите уж слишком строго. И ещё. Переехав в Анапу, я понял, что мы в Красноярске выживали, а наши кубанские братья жили как надо и наживали за счёт моря неплохие деньги на сибиряках. Сейчас очень много красноярцев в Анапе и я, перефразируя Ломоносова, говорю: Анапа будет прирастать Сибирью. Мой анапский номер 8-988-31767-семь-три. Естественно, принять всех кто пожелает я не смогу, да и не собираюсь, а помочь советом смогу.
    Ну, а о себе хочу добавить просто и скромно: шестьдесят один год посвятил Красноярскому краю и хочу столько же посвятить Краснодарскому, восемь лет уже посвятил.

    Прочитав написанное, я решил, что должен объяснить, почему вдруг оказался далеко от родного Красноярска. Когда я восемь лет назад увидел свою пенсию в семь с чем-то тысяч, у меня появилось три желания. Первое: одеть на бошку тогдашнего президента телевизор. Второе: засунуть в задницу Чубайсу оставшийся у меня ваучер. И третье: уехать по тогдашней федеральной программе "Обеспеченный пенсионер" в Болгарию всей семьёй. Доча с зятем и внуком ездила по этому поводу в Болгарию. Как оказалось, пенсионерам там, наверное, жилось бы неплохо, но молодым, чтоб там остаться, нужно иметь предприятие, в котором должно работать десять болгар. Болгары – это, по-моему, смесь русских и цыган, и любимое у них слово "утре" – завтра, а лучше "после утре" и работать с ними очень проблемно. Моя доча очень весело нам описала как они пришли в кофейню, где сидели две болгарки и вид их явно говорил: "вы, конечно, хорошие люди и принесли нам маленько денег, но зачем вы пришли именно сейчас, когда мы пьём с подругой кофе и базарим". Проезжая назад из Турции через Анапу, дети увидели, что и на наши красноярские сбережения здесь можно обустроиться, что мы и сделали. Так что хорошо, что я не попал в Европу, и, как говорится, всё что ни делается, всё правильно.

    На этом всем привет. "Жизнь длинная, земля круглая, до встречи"!

    Анапа, январь 2020
    Мы на Столбах с друзьями, как и прежде
    В плену судьбы годам наперекор
    Костёр в ночи, столбовское застолье
    Стакан вина, неспешный разговор
    Ночной костёр и немудрящее застолье
    Река вина, сердечный разговор
    В начало >>>>>

    copyright Mountain.Ru 1999-2020