Главная

Автор: Дмитрий Смирнов, Москва
Дата публикации: (05.04.2018)
Фотографии

Пять тысяч вверх, сорок пять тысяч вниз
"…путешественник – человек, который знает только
направление пути. Для него важно идти,
а не прийти куда-то"

Федор Конюхов

Часть первая

Сегодня первый день как испортилась погода: метет снег, видимость нулевая – даже соседнюю палатку различаешь с трудом. В ближайшие дни о восхождении можно забыть – непогода прочно завладела горой. Пересидеть циклон и дождаться ясного дня у меня не хватит времени (уже куплен обратный билет), а в таком случае сидеть на горе далее становится бессмысленно. Но как мне быть дальше? До поезда еще есть время, и уезжать раньше срока я совсем не хочу.

Я вылез из спального мешка, разжег «примус» и сварил себе какао. Было 16 часов. Ветер так и не прекращается. Снег шуршит по палатке. Заняться в таких условиях не чем. И я погрузился в воспоминания…

В первый раз я приехал на склоны Эльбруса три года назад вместе с семьей, так сказать, «пощупать» большую гору. Прожили на ней пять дней, осмотрелись, я поднялся до высоты 4100 метров, где и нахожусь сейчас, и «заболел» высотой – большая высота пьянит. И вот я снова здесь. Один. И моя цель теперь подняться на вершину.

Из дневника.

  • 1 мая 2017 года
  • Приехал в Терскол. Регистрация в МЧС. За 45 минут дошел до поляны Азау. Еще час шел вверх до места стоянки, где стояли мы три года назад. Самочувствие хорошее, голова не болит как в прошлый раз. 1800 t +4о, солнышко*.

  • 2 мая
  • 530 t +4о. Скоро из-за гор появится солнце.

    Дошел до станции Старый Кругозор за 1,5 часа. К 12 часам был разбит лагерь на ровной сухой площадке. Снега меньше, чем в мой прошлый приезд. Сегодня поднялся до Бочек (3750 м)**. Когда поднимался к станции Мир, подул ветер, стало холодно, и так как я не взял с собой варежек, то руки замерзли. На станции Мир зашел в кафе их отогреть. За это время выглянуло солнце, и я продолжил свой путь дальше. На Бочках, когда светит солнце, жарко. 1600 t+10о, сгущается облачность, вершин не видно. 1900 t +3о, Баксанское ущелье затянуто тучами, а вверху видны вершины…Голова не болит.

  • 3 мая
  • 600 t +1о. Пью чай. Тишина.

    800 t +8о, сплошная облачность, станцию Мир не видно.

    Поднялся до Приюта 11 (4100 м). Вышел из лагеря в 9 часов и был на Приюте в 1130. Итого на подъем без рюкзака затратил 2, 5 часа. Спустился обратно к 1530, t +7о. Весь день идет снег. На высоте станции Мир (3500 м) и выше он сухой, а здесь, на Старом Кругозоре (3000м), он мокрый. На высоте 4000 метров болела голова. Вечером тоже болит. Вторую ночь сплю на Старом Кругозоре.

  • 4 мая
  • 700 t +4о.
    930 t +12о.

    Снег прекратился ночью, но утром пошел снова. Палатка сырая. Самочувствие хорошее, за ночь голова перестала болеть.


    * Температура воздуха измерялась спиртовым термометром и дана в градусах Цельсия.
    ** Высоты взяты из общедоступной справочной литературы, если не указан иной источник.

    На подъем с рюкзаком до Бочек затратил 3,5 часа.
    1530 - разбил лагерь.

    Самочувствие хорошее, но нет сил двигаться. Лежу в палатке. Жарко.
    1700 t +7о. Вскипятил воду, попил какао (это очень здорово!), заварил ужин и лег отдыхать. Немного болит голова.

    2000 t -4о. Впереди первая ночь на такой высоте! Здесь, на большой высоте, уже другой мир.”

    Лирическое отступление

    Сегодня канатная дорога может поднять вас до высоты 3800 метров, а далее на снегоходе или ратраке вы сможете заехать аж на 4800 – 5000 метров. Высокогорные гостиницы, в свою очередь, предоставляют свой приют. Это все очень облегчает восхождение и коммерческие группы этим широко пользуются. Я же предпочитаю идти своими ногами и нести свои вещи на себе. Так же не желаю пользоваться услугами гостиниц и ночую в своей палатке. Сложно ли это с психологической точки зрения? Мне нет. У меня свое восхождение, а у них свое, у нас разный стиль восхождения. Я предпочитаю из всех видов энергии – мускульную, а из всех средств передвижения те, которые приводятся в движение энергией, вырабатываемой моими мышцами.

    Палатку засыпает все сильнее и сильнее. Я вылез наружу. Ветер и снег усиливаются. Ветер такой силы, что палатка вся хлопает, того и жди, ткань не выдержит и лопнет. Откопался. Мой термометр постоянно заносится снегом, и я уже перестал смотреть на него, только выкапываю из снега для того, чтобы через десять минут его снова засыпало. Надо было его в палатку перенести, температуру внутри показал бы, да так и не сподобился на это. Постояв еще некоторое время на улице, я залез обратно. Погода явно не способствует длительным прогулкам. Сегодня я весь день пролежал в палатке – спал, читал, писал дневник. Мне нравится записывать свои мысли и события, что со мной происходят. Дневник – это мой чердак, где я храню картины прошлого.

    Из дневника

  • 5 мая
  • 600 t -8о. Красота! Над головой чистое небо, видно вершины, а внизу облака. Голова не болит, самочувствие хорошее. Одну бутылку с водой держу в спальнике, а другую оста-вил сверху – за ночь вода в ней замерзла.

    800 t +4о. Удивительно меняется видимость: в шесть утра видел вершины, а через два часа уже не видно и соседних домиков - все потонуло в облаке.

    1000 t +12о.
    Сегодня поднялся до скал Пастухова (4656 метров по GPS), обратно спустился за два часа. За это время всего только раз показались вершины.

    1600 t +4о.

  • 6 мая
  • 600 t -8о, ясно. Ночью снились сны. Девять утра, а на солнце термометр показывает уже +20о. Сижу на улице на камне в одних шортах и в очках и пью чай. С рюкзаком дошел до Приюта 11 за 1,5 часа. Поставил палатку и еще раз поднялся до скал Пастухова.

    1630 t +4о. Самочувствие хорошее. Восхождение планирую на 8 мая. Поговаривают о надвигающемся циклоне, что «окно погоды» на ближайшие дни может закрыться. Но я верю в лучшее, что еще успею.

  • 7 мая
  • В шесть утра солнце стоит уже высоко. Соседняя группа ушла на восхождение, я слышал, как они собирались. Мне тоже хотелось пойти с ними, но я сказал себе: «Твой день завтра». Сегодня подготовлю все к восхождению. Поднялся до 5000, до «косой полки», но из-за плохой видимости ее не увидел. Сегодня очень много народа поднялось на вершину. Вечером пошел снег. Ветра нет. Под снегом тент сильно провисает. Натянул сильнее палатку. Стало лучше, но все равно приходиться каждые десять минут его стряхивать – стучу изнутри по тенту, и снег съезжает, образуя по бокам палатки сугробы. Нужен ветер, чтобы он выполнял за меня эту работу, и когда он задул, это было часов в восемь, я смог расслабиться и уснуть.

    Вчера я засыпал с надеждой, что погода еще наладится, но, когда я выглянул в полночь из палатки, моя надежда потонула в густом облаке, окутавшем гору. А утром все кругом было занесено снегом. Ни единого дуновения ветерка, ни единого движения в этот утренний час – тишина и покой воцарились над всем, гора отдыхала. Кто вчера поднялся на вершину - ушли вниз. Я очень расстроен, что вчера не пошел на восхождение.

    Поужинал гречкой с мясом, напился сладкого чаю, и, не приняв решения как мне быть дальше – оставаться на горе или уходить вниз, я завел будильник на 00 часов и лег спать.

    Из дневника

  • 9 мая
  • Проснулся в 00 часов. Еще немного полежал, прислушиваясь и оценивая обстановку. Темно и тихо. Палатку ветром не треплет, да и ветра не слышно, только снег шуршит по тенту. Потрогал рукой стенки палатки – они плотные, снаружи снегом привалило. С некоторым трудом вылез из палатки в 0030, хорошо лопату держу в тамбуре. В свете фонарика все кругом выглядит сюрреалистичным, только ветер и снег настоящие. Палатку засыпало так сильно, что в самой нижней точке ее, это в ногах, сугробы сровнялись с крышей – от того и ветра не чувствуется, что стенки снега выросли сантиметров по сорок. Но хоть места внутри еще осталось достаточно, допускать такое нельзя, может засыпать полностью – я уже видел засыпанные так палатки с задохнувшимися в них людьми. Стало страшно. Откапывался минут тридцать под снегом и ветром и в результате промок. Залез обратно и зарылся в спальный мешок. И снова ветер трясет палатку, и снова снег барабанит по тенту – к счастью снег вскоре прекратился. Будильник поставил на шесть утра и лег дальше спать.

    Поднялся по будильнику. Ветер стал задувать в правый бок палатки и наметать на него снег. Выглянул наружу – не видно ни зги, метет так, что уже в пару метрах нет возможности что-либо различить. Надо уходить вниз. Оделся тепло, рюкзак собрал внутри палатки. Осталось только ее снять, а это и есть самое трудное в таких условиях. Когда снимал палатку, лопатой порвал с сзади тент, но колья смог собрать все. В это же время из пурги вынырнули двое, спросили в какой стороне Приют и снова исчезли в ней. Белая мгла - отсутствие ориентиров и контраста, нет возможности определить направление ку-да идти стоишь и ждешь, когда промелькнет сквозь метель какой-нибудь ориентир в виде расплывающегося темного пятна. В хорошую погоду спуститься до Приюта 11 не составит труда, другое дело сейчас - это представляет целую историю... Там уже собирался народ. Группа из пяти человек уходила вниз, и я пошел с ними. На станции Мир нас ждал трамвайчик канатной дороги, на котором мы спустились до поляны Азау. Гора закрыта для посетителей, вокруг никого. Мой спуск был похож на бегство.

    Часть вторая

    Идея идти пешком до Тырныауза впервые возникла еще на горе…

    Когда я оказался на поляне Азау, то из-за стремительной смены декораций – наверху зимняя метель, а здесь, внизу, весенний дождь - я стоял в полной растерянности. Мой взгляд продолжал механически фиксировать все вокруг, в то время как мозг пребывал в каком-то сне или отупении. Я смотрел на все, как зритель в кинозале смотрит кино. Но постепенно я стал пробуждаться, следовало что-то предпринимать. И вот, родившись когда-то идеей, эта мысль потребовала своего продолжения в решительном действии – оттолкнувшись от горы, я зашагал вперед и вниз.

    Из дневника

  • 9 мая
  • Идет дождик. Я тепло одет. Снял с себя лишнюю одежду, выкинул дырявые ботинки. Мысли все разбредаются, но когда пошел, то они сами собой стали «укладываться». В одном недостроенном доме в Терсколе, укрывшись от дождя, перекусил. Зашел на минеральный источник и набрал воды. Если в эту воду добавить немного сиропа из черно-плодной рябины, то получится изумительный напиток. Всего за день прошел 8 км. На ночь встал на берегу р. Баксан около поселка Тегенекли на оборудованной стоянке. Во-круг сосны, река шумит, птички поют – хорошо. Дождь прекратился. Когда разбирал рюкзак, то из скомканной палатке вытряхнул снег – привет с горы.

  • 10 мая
  • Записано утром

    600 t +7о. Спал хорошо. Снова пошел дождь. Опять пришли мысли сожаления о не состоявшемся восхождении – правильно ли поступил, что ушел с Приюта, может надо было дождаться погоды? Очень сожалею, что не достиг вершины, а ведь оставалось сделать последний шаг. Напился чаю – это меня взбодрило. Пойду дальше пешком. Такое путешествие успокаивает.

    Записано вечером

    Весь день идет мелкий дождь. Прошел 22 км. На ночь встал далеко от реки. Воду взял дождевую – начерпал ее ложкой с «юбки» тента полный чайник. В реке очень много мусора (пластиковые бутылки, пакеты и прочий хлам) - его течением забивает в улова, от чего образуются целые плавающие помойки. Старинное балкарское село Верхний Баксан. В этом месте р. Баксан принимает два притока: слева р. Кыртык, справа р. Адырсу. В результате выпавших осадков Баксан стал коричневым. Река Адырсу, текущая с Главного Кавказского Хребта, оставалась светлой, и было хорошо видно границу между двумя по-токами в месте их слияния. Но мощность Баксана намного больше Адырсу, и уже через пару метров от ее устья, Баксан поглотил Адырсу. Чем дальше от предмета разочарова-ния, тем легче на сердце, но осадок остается.

  • 11 мая
  • 530 t +6о. Лежу в палатке и слушаю пение птиц. Далеко внизу слышен шум реки. Тишина.

    Записано вечером

    День был пасмурный. Прошел 10 км. На ночь остановился в 5 км от Тырныауза. Здесь очень живописные скалы. Палатку поставил под цветущей яблоней. Раньше в этом месте было селение, от построек которого сегодня остался лишь фундамент. Вечером сходил на прогулку в ущелье, где встретил горизонтальный водопад – падая сверху, вода бьет в скалу и отражается от нее под прямым углом.

  • 12 мая
  • Утро, t +7о. Дождь закончился еще с вечера, и за ночь Баксан очистился – вода снова стала белесой. Солнечно, и со стороны Эльбруса тоже голубое небо... Пешком до Тырныауза. Маршрутка. А в Нальчике пасмурно и прохладно. Поезд. Послесловие.

    Вот и все. К этому могу добавить, что поражение в одном может привести к приобретению в другом. Отступить - не значит проиграть, а возможно, это первый шаг к новой попытке в достижении цели, если только жива мечта. Жизнь – это решение, принятое «здесь» и «сейчас».

    Дм.Е.Смирнов, 2018

    copyright Mountain.Ru 1999-2018