Главная

Автор: Кирилл Спирин, СПб
Дата публикации: (14.11.2017)
Фотографии

Корень Жизни или Тайна Белых Шаров.
История одного племени.
Часть 1

Памяти Бобра-Прародителя посвящаются эти скупые строки.

Увы, если бы жизнь и трагедию индейского племени можно было свести к примитивному вопросу белых людей - быть или не быть. С давних времен наше племя страдало от неразрешимых противоречий. Газ или бензин. Брод или сыпуха. Курага или инжир. И вот однажды жизнь поставила нас перед главным выбором:

Корень или Шары.

Слышите ли вы, как тихо шелестит трава, когда я произношу эти слова огрубевшим от ветра голосом? Чувствуете, как неспокойна вода в реке, как проступают слезы на скалах?

Чтобы вы почувствовали, мне придется рассказать вам всю историю нашего племени. Как мы ушли от белых людей. Как отыскали Корень. Как познали соленый вкус Шаров. И как каждый из нас сделал свой выбор.

Быстроногий Олень сказал.

Это было славное Племя:

Звонкоголосая Лань, Отыскавшая Тимус:

Владеет искусством спать по 12 часов беспробудно. Но ей не давали. В ответ на что она скатывалась по ночам на соседей по вигваму.

Острозубый Бобр:

В ранней юности он свернул на Тропу Нехороших Людей и разрушал бобриные плотины. Тогда его еще называли по-другому. Был пойман, судим Советом Племени и приговорен к наказанию. Раскаялся, был помилован и принят в Племя. Многочисленными подвигами и достойным Воина поведением заслужил свое настоящее имя. Долгое время оставался убежденным Корневиком, но, попробовав однажды Шары, принял Жизнь во всем ее многообразии. По ночам видит вещие сны, за что был назначен Шаманом племени. Приносит жертвы Быстрой Реке. Основоположник нового индейского стиля "Долгополова-Спирина": пластиковые мокасины + кроксы.

Большеглазая Лань - Повелительница Сыпух:

Ест и пьет из очень странной посуды, которую, по всей видимости, позаимствовала у белых людей. Но остается при этом преданной Женщиной Племени, несмотря на попытки уличить ее в принадлежности к дружественной нам киргизской народности. Боится Глубокой Воды. Обучена грамоте, пишет в блокнот, бегло читает.

Казбек:

Заклинатель Большого Глаза. По утрам призывает племя собраться вместе и направляет на него Большой Глаз, произнося при этом заклинание "себя - шечки". Владеет искусством долгих сборов и быстрой ходьбы. По наследству от предков ему достался бережно хранимый Голубой Колпак. При движении в гору предпочитает лобовые варианты, без компромиссов. Виртуозен на кухне. Презревший боль обладатель коварных мокасин, сбивших ему все ноги во время Большого Пути, но ни разу не издавший жалобного стона. Убежденный Шаровик. Навсегда ушел от белых людей.

Лань, Наносящая Боевую Раскраску:

Избегает Большого Глаза и по возможности бродов, что вообще характерно для женщин племени. Сторонница давних индейских традиций, предпочитающая живое мясо сублимированному. Также знает толк в кумысе и в прополисе.

Большой Бизон:

Храбрый, сильный воин. Не храпит. Пользуется повышенной популярностью среди женщин племени, когда надо подкинуть заплечный мешок. Одержимый новатор, сторонник самых смелых экспериментов с целебными растениями, особые предпочтения отдает отвару гинкго билоба и листьев коки. Нежно привязан к пчелам. Повторяю: не храпит.

Лань, Находящая Записки:

Тоже избегает Большого Глаза. Ревностно охраняет лопату дружественного вождя Чижика от скабрезных поползновений со стороны воинов племени. В компоте ценит ягоды, в обеде - сухари. Увезла на родину две дыни общей массой в 11 килограмм.

Быстроногий Олень, он же Вождь:

Проник в тайну Тимуса. Не скрывает любви к бобрам и чабрецу. Убежденный Шаровик.

Да, то было славное племя. Однажды эти достойные люди покинули свои насиженные вигвамы, чтобы собраться вместе и выйти на Большой Путь.

Но сначала они поехали на машине белых людей.

И, конечно же, не обошлось без старинного индейского ритуала, который обычно предшествует выходу на Тропу:

Увы, в самом начале своего повествования я должен покаяться. Как и наши предки, мы переняли у белых людей много плохого. Вот и сейчас, мы решили взять с собой в Большой Путь бутылку Огненной Воды:

Всего лишь одну бутылку, но - мы еще вернемся к этому - она принесла нам потом много бед и страданий.

Белые люди, мы уходим от вас.

По Долине Лихих Скакунов

и Мычащих Рогов:

Вдоль Бурлящей Реки,

нагрузив заплечные мешки сухим бизоньим мясом и обнажив томагавки.

В первые дни злые духи сговорились и решили обрушить на нас с небес много воды, чтобы испытать твердость наших намерений. Но мы не хотели уходить с Большого Пути. Я, Быстроногий Олень, Вождь племени, стал воскуривать по утрам можжевеловые веточки и призывать на помощь добрых духов. Острозубый Бобр, Шаман племени, стал взывать к Бобру-Прародителю:

И тогда Бобер-Прародитель явился к Шаману племени и подал знак: "Ищите Корень". И мы стали искать Корень, и нашли Его у Ручья с Холодной Водой. Мы сразу поняли, что здесь надлежит поставить наши вигвамы, а долину следует назвать Долиной Живого Корня. Шаман племени извлек ритуальный тамогавк, чтобы откопать корень, и добыл его в достатке, а потом полдня готовил целебное снадобье по давнему рецепту наших предков. Мы тем временем стимулировали Тимус.

Да, добрые духи и Бобер-Прародитель воистину услышали нас. В то утро, когда нам предстояло перейти по ту сторону Осыпающихся Гор, небо было чистым.

Дружественный Вождь Тильман в своей летописи предупреждал о коварном Каменном Болоте, которое будет подстерегать нас в Долине Непослушных Камней. Благодаря мудрости наших женщин и храбрости воинов мы смогли избежать этой грозной опасности. Бобер-Прародитель провел нас в обход Каменного Болота.

Но испытания на этом не закончились. Только преодолев Шевелящиеся Склоны и вскарабкавшись на Гребень Дракона,

мы смогли, наконец, увидеть, что скрывается по ту сторону Осыпающихся Гор:

Женщины племени остались на перевале ублажать добрых духов искусными танцами, в то время как воины спустились вниз в Долину Белых Шаров (тогда мы еще не знали, что она так называется), чтобы оставить там Секретную Кладку. Взору воинов открылся Ощеренный Ледник, по которому нам еще предстояло пройти в дальнейшем сверху вниз:

Раньше, во времена наших предков, зарывая Секретную Кладку, ее поливали мочой Вепря Ы, смешанной с желчью дикобраза и настоем гинкго билоба, но мы, оторванные от корней дети своего несчастного народа, совершили - о горе мне! - ужасную ошибку: мы полили Секретную Кладку Огненной Водой, позаимствованной у белых людей. Вождю племени не подобает забегать вперед, поэтому я не стану пока рассказывать, к каким роковым последствиям это привело.

Заложив камнями Секретную Кладку, мы вернулись обратно к поджидавшим нас женщинам племени. Этот путь был не легок. Даже известный своей выносливостью Острозубый Бобр с облегчением отшвырнул в сторону свой томагавк, когда мы, наконец, поднялись наверх. И тогда Казбек возблагодарил добрых духов за то, что они сегодня были к нам столь благосклонны:

Нам предстояло спуститься обратно в Долину Живого Корня, которая раскинулась далеко внизу, чтобы потом продолжить свой путь в Долину Зыбучих Льдов через Хребет Гигантских Глыб:

На спуске у меня порвался мокасин. Мы успели спуститься как раз к тому моменту, когда с неба стало снова падать много воды. Шаман сказал, что надо выпить настой Корня. Мы стали пить настой Корня.

Чтобы подойти под Хребет Гигантских Глыб, надо сначала переправиться через Бурлящую Реку. Бобер-Прародитель подсказал нам военную хитрость: переходить Реку рано утром, когда Злые Духи еще спят. Послушав мудрый голос, некоторым из нас удалось даже не замочить своих мокасин.

В тот день я выпил с утра много Корня, поэтому шаг мой был необычайно легок, как в годы молодости, когда меня еще называли Олененком.

Во время подъема на нас напали враждебные ирокезы. Мы храбро приняли бой и вышли победителями.

Хребет Гигантских Глыб припорошило тонким слоем белого пуха, выпавшего за ночь. Но, когда мы подошли под склон, он уже почти растаял.

Быстрее молодых сайгаков взлетели мы на перевал, особенно проворны оказались женщины племени.

Тогда Казбек издал победный клич, и эхо многократно отразилось от окрестных стен.

Открывшаяся нашему взору Долина Зыбучих Льдов встретила нас холодным ветром.

Поэтому мы поспешили спуститься с перевала, чтобы зажарить внизу бизона и утолить накопившийся с раннего утра голод.

Если дружественные племена пойдут когда-либо по нашим следам, то прямо под перевалом они найдут большой чистый стол. Мы отмыли его для всех тех, кто пойдет после нас.

После плотного обеда мы отправились в дальнейший путь по Долине Зыбучих Льдов. Делая очередной шаг, я всякий раз пытался угадать, уйдет ли моя нога в Зубычий Лед по колено или всего лишь по щиколотку.

С небес иногда сыпался белый пух и белый горох, но Бобер-Прародитель провел нас и через эти испытания, и вот мы уже поставили свои вигвамы под следующим перевалом, выводящим на Хребет Ураганных Ветров:

Добрые духи подарили нам в тот вечер немного солнечного света.

На следующее утро мы легко поднялись на Хребет Ураганных Ветров, где после непродолжительных поисков отыскали письменное послание дружественного вождя Щербины.

Дружественный вождь Щербина, совершая в свое время первопроход, выбрал Путь Льда и Падающих Камней, но Бобер-Прародитель подсказал нам другой путь, поэтому мы спустились вниз быстро и благополучно.

Перед нами простиралась Долина Ласковых Рек, и по ней поднималось белое облако.

Тогда мы еще не знали, что это облако было предвестником Холодной Мглы.

Поэтому мы неспеша приготовили Отвар из Красных Ягод и, распрощавшись на время с землей камня и снега, продолжили путь по зеленой траве.

У слияния Ласковых Рек мы вновь зажарили бизона, просушили отсыревшие вигвамы, а также, пользуясь случаем, смыли со своих натруженных тел благородную пыль странствий.

Подкрепившись жареным бизоном, племя заметно приободрилось, а Звонкоголосая Лань даже исполнила для добрых духов ритуальный танец.

Так, испуская воинственные вопли, мы спустились в Долину Холодной Мглы.

Но Эпоха Холодной Мглы требует отдельного рассказа.

Быстроногий Олень продолжит.
copyright Mountain.Ru 1998-2010