Главная

Автор: Денис Урубко, Польша
Дата публикации: (08.08.2017)
Фотографии

Параллели трансформаций

Итак, из Воргольского скалолаза я плавно трансформировался в технического альпЕниста Северного Кавказа. Дальше последовала глубокая акклиматизация на Эльбрусском холоде. И вот… стою это я аккурат посредине Средней Азии, в самом ее что ни на есть Киргизском центре. И псевдофилософски думаю как распорядиться полученными тренировками. Спасибо друзьям - не бросают. И есть шанс на развитие событий в интересную сторону. То есть, куда повыше и потехничней.

Размышления привели к попытке совместить День Рождения с Восьмым Марта. Даже если они разбросаны по временам года в пассионарном хаосе. Тогда реальность согласуется в одно позитивное поле. Первая дата, собственно, ничем выдающимся не освоена. Зато возникает вероятность получения подарков. Причем, со всех сторон, иногда даже неожиданных.

А второй праздник выделяется необыкновенностью уже по своей сути. Он посвещен Женственности мира. Вот где есть поле порезвиться фантазии с обстоятельствами Места и Времени! Тем более приятными, когда они пересекаются в красивых интересных темах. Особенно, когда не спишь сутками напролет, мотаясь по бескрайности мира, встречая рассветы в арендованных машинах по автозаправкам… рассветные краски становятся единственной наградой за терпение.

В общем, летом 2017 года мне стукнуло сорок четыре года. А моему другу художнику Андрею Старкову - целых шестьдесят лет. По этой причине я оказался в Алматы, захотелось навестить давнего приятеля… и бокал вина не показался лишним, честно говоря.

Днем 29 июля с Марией Карделл мы нарезали несколько красивых линий в Туюк-Су. А вечером Андрей красочно нарезал арбуз. Как он всегда удивлял своих фотомоделей и ошалевших от скуки прапорщиков казахстанской армии. Заглянувший на огонек Борис Дедешко в красках описывал предстоящий визит под Хан-Тенгри. Маша с Наилей и Карлыгаш красочно улыбались и строили глазки.

- Может, хватить бороться с ветряными мельницами!? - псевдофилософски снова вопрошал я. - Какая вам разница кто на Кок-Джяйляо пастись будет?
- Столько времени и нервов потрачено! - пожимали плечами друзья. - Там же все эти бабочки и растительность пропадет, народное достояние… А выхлоп от курортной зоны там практически нулевой.

После таких разговоров утром мне с трудом удалось продрать свои глаза на Киргизской границе. Калейдоскоп жизни крутился в проверенном векторе. Бежа-а-ать! От политики и обреченности Донкихотства. Хватит! Накушался проблем с чинушами от акиматов. Гор на свете много, их у нас никто не отнимет. Поэтому теперь - альпинизм, снаряжение, переписка, офис компании “Горы Азии” уточнение дел с Евгенией и Виолеттой… И уже совсем поздно вечером в сумерках меня занесло на приют Рацека, что в Ала-Арче.

Предстояли несколько восхождений. Хотелось разлазиться перед серьезностью сезона… И разлазиться весело. Чтобы солнышко резвилось над ледником Аксай, чтоб волосы трепал свежий Ала-Анчинский ветер, и гранит Байчечекея грел ладони на зацепах. И понеслось! Где-то ТАМ наверху вспомнили о моем Дне Рождения. Подарки посыпались как из Рога Изобилия. На маршрутах по граням Байчечекея какие-то добрые альпинисты оставили аж четыре камалота! Да с кучей карабинов в придачу. С красивыми оттяжками да букетом спусковых петель.

Не все из них были от фирмы КАМП, что не помешало элегантно присвоить их. За неимением претендентов на раскиданное по маршрутам снаряжение.
- У богатых свои причуды, - ворчал я, выковыривая из щелей заклиненные френды. Легко это, думаете, собирать дорогие юниты по просторам гранитных вертикалей?!
И наступил микст Дня Рождения с Восьмым Марта. Потому что в бликах солнца женские улыбки были ярче отблесков снега по вершинам.

Сначала с Верой Роговой за три с половиной часа мы промчались по маршруту Шваба. Здесь все было логично. Я наслаждался летним теплым настроением. Затем с Марией Карделл за пять часов через карнизы отреставрировали маршрут Поляка. На нем пришлось покрутить головой, ориентируясь. Да и страховаться было сложней. Дальше хотелось вспомнить линию Кузьменко… однако, Восьмое Марта диктовало свои правила. И Маша с Верой отправились творить чудеса.

Владимиру Рязанцеву и мне удалось помочь девчонкам. Которые “зажигали”, то есть работали первыми. Он страховал Веру, а я ассистировал Марии. Лезли двойками, не мешая, а только подбадривая друг друга.
- Настоящий альпинизм! - мелькал в голове избитый шаблон. - Чего я раньше по восьмитысячникам шатался?! С небритыми харями в связке.

Да, после скальных весенних тренировок контакт с гранитом доставлял искреннюю радость. Тело слушалось, грациозно вспархивало по вертикалям. При том, что в отличие от предыдущих дней сегодня у меня была верхняя страховка. Она позволяла гораздо наглей воспринимать действительность. Лезть без мыслей… зато выколачивая лишние крючья по пути. Пара титановых швеллеров с якорем стали приятным дополнением к подарочной коллекции.

Впрочем, под занавес Вера тоже отличилась - уже на “крыше” горы среди осыпи нашла гигантский камалот с оттяжкой.
- Сколько насобирали? - спросил по инерции Владимир.
- У меня на пару сотен евро выкатилось, - порадовался я. - Не гора, а песня какая-то!

Самое веселое, однако, катилось из прошлого. Уже много лет я мечтал сделать восхождения на ма-а-а-а-а-аленькие, но красивые башни. И несмотря на летевшие с Запада тучи уговорил сеньориту Карделл помочь в завершении плана. Расставшись с Верой и Владимиром мы пересекли ледник Учитель, и перелезли в провал на Ак-Сайскую сторону. Здесь торчали красивые отдельные вершинки. Ма-а-а-а-а-аленькие, но элегантные.

На одну из них мы пролезли маршрут уровня 2а по нашенской системе. А ввиду отсутствия следов пребывания людей еще и обозвали эти точки по собственному хотению и разумению.
- Неужели здесь никто не был? - недоумевала Маша. - Если бы не дождь, мы бы еще пару линий сделали.
- Да, эта непогода теперь надолго.

На козырьки капюшонов небо роняло тяжелые капли. Ноги подгибались после тяжелого дня по Ала-Арчинским просторам - мы с трудом выгребли на морену к приюту Рацека. Все вокруг было сырым и тусклым. Однако настроение было приподнятым. У палатки Владимир с Верой встречали горячим кофе (тоже подарок).

Да, возможно, кто-то уже поднимался на эти пупыри. Но, честно говоря, по причине собственного Дня Рождения и летнего Восьмого Марта мне не видится причин отказаться от претензий на первовосхождения. Одну гору мы окрестили - ПИК МАНГУСТА, а вторую - ПИК МЫШЬ. При том, что маршрутов здесь можно намолотить вагон и маленькую тележку. Было бы желание. И не было бы дождя.

Красная точка - пик Мангуста, желтая точка - пик Мышь.
Справа - гребни пика Рацека

copyright Mountain.Ru 1998-2010